Территориальные управления

ФКК: развитие современного медийного пространства России

23 января 2006 года

БОЯРСКОВ Борис Антонович, руководитель Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия:

За прошедший год через Федеральную конкурсную комиссию прошло более 1200 претендентов, представлявших различного рода программные концепции, как в сфере телевидения, так и в сфере радиовещания. Было распределено всего 128 радиочастот и 46 частот для телевизионного вещания. В абсолютном большинстве случаев борьба за право вещания сопровождалась жаркими спорами.

Отражая мнение всех членов конкурсной комиссии, вынужден констатировать, что пока мы не можем удовлетворить возможности для творческой реализации всех участников рынка в силу ограниченности частотного ресурса, а также трудоемкости самого процесса. Мы пытаемся развязать этот узелок путем формирования пулов частот для его ускорения, и эту работу будем проводить постоянно.

Для того, чтобы придать более целенаправленный характер вещанию в городах, где уже сложился рынок, в первую очередь, это – Москва, Питер и Екатеринбург, – стали использовать целеуказания программной концепции и уже провели такие конкурсы в ноябре и в декабре, результаты, которых считаем позитивными и эту практику, думаем, продолжим в дальнейшем.

Наша неудовлетворенность ощущается и в существующем нормативно-правовом обеспечении деятельности конкурсной комиссии. На сегодняшний день ее работа регламентируется положением, принятым еще в 2002 году, требующим сегодня существенной корректировки. И работу над приведением этого положения в соответствие законам, более высокого уровня нормативным актам, сейчас проводит Министерство культуры и массовых коммуникаций. Мы приглашаем всех подключиться к активному обсуждению наиболее острых проблем лицензирования телерадиовещания, которое мы уже ведем с Национальной ассоциацией телерадиовещания, с Роспечатью, с Министерством связи, Агентством по связи для того, чтобы выработать продуманные предложения и добиться принятия. Речь идет, как нам кажется, о новой редакции положения о порядке лицензирования, а затем и, при необходимости, и иных законов. Для участников рынка, несомненно, является проблемой вопрос об неурегулированности пролонгации лицензии. Для того чтобы избежать разговоров о недостаточной прозрачности деятельности ФКК, практически все вопросы, связанные с пролонгацией лицензии, мы выносим на коллективное обсуждение.

Большинство членов Федеральной конкурсной комиссии поддерживает предложение о некотором увеличении сроков действия лицензий для того, чтобы участники рынка могли лучше планировать свои доходы. Тем более, рынок в большинстве городов уже в достаточной степени сформирован и не требует существенной корректировки по ходу вещания. Но полностью вопрос об увеличении сроков лицензирования будет решен только тогда, когда будут приняты необходимые нормативные акты.

Вот, наконец, мы с вами подошли к неким результатам нашей работы.

Заявок на радиочастоты, особенно в FM-диапазоне было намного больше, чем на телевизионном секторе. В нескольких случаях мы обременяли свои предложения по вещанию процедурой их дополнительной разработки в связи с тем, что у инициаторов конкурса было желание самим разработать эти частоты. И мы, таким образом, переложили риски, связанные с разработкой этих частот на плечи победителей, это сказалось на стоимости конкурсных взносов и на времени вступления в эфир победителей. Таких случаев в 2005 году было всего только девять.

Какие диапазоны частот для сегодняшнего дня наиболее предпочтительны для участников рынка? Ясно, что это радиочастоты в FM-диапазоне и единичные случаи рассмотрения частот УКВ и средних волн. В основном это инициировано нами для того, чтобы привести в соответствие нашему законодательству вещание иностранных участников, до сегодняшнего дня не всегда соблюдающего конкурсные процедуры при получении права на эти частоты. В частности, в декабре вышла на конкурс, но теперь уже как зарегистрированное, как и положено, в России СМИ, радиостанция BBC, которая его выиграла, и будет осуществлять свое вещание в рамках действующего законодательства. То же самое мы инициировали и с «Немецкой волной», которая выходить на конкурс в феврале.

Насколько часто в радиовещании победителями были основные холдинговые компании наши? Например, «Звезда», в радиовещании принимала участие 70 раз и только 6 раз была победителем – в относительном таком соотношении самые худшие показатели у них. А наиболее активными были и успешными, как нам, неожиданно для нас, признаюсь, оказалось, были Groupe Lagarder и «Русская Медиа-группа»,одержавшая наибольшее число побед вместе с «Маяком». Меньше всего шансов на успех было у «Мультирадио», выступающего с оригинальной концепцией национально-этнической музыки. Только единожды победило «Эхо Москвы» выступая самостоятельно со своей концепцией в регионах.

А вот когда выбирают сетевого партнера, а мы знаем, что не везде крупные холдинговые компании предпочитают сами участвовать в конкурсах и пользуются услугами сетевых партнеров, картина становится несколько иной. Так чаще всего, опять же, брали в качестве сетевого партнера «Профмедиа» и Groupe Lagarder, но не всегда становились победителями. У «Медиа-группы» этот показатель равен только вот 10%. А «Эхо Москвы» в качестве сетевого партнера было гораздо более успешно. «Лав-радио», «Радио Рекорд» и «Радио Шансон» ни разу не были выбраны в качестве сопутствующих программных концепций.

По телевещанию картина такова.

«Звезда» участвовала 25 раз в конкурсе, больше всех, но побед у нее достаточно немного. Это и все члены Федеральной конкурсной комиссии могут сказать, что успех «Звезде» сопутствовал тогда, когда их в качестве победителей предлагали нам региональные части ФКК, вы знаете, что это еще три человека присоединяются к заседаниям конкурсной комиссии, когда речь идет о региональном вещании.

Ну и, наименее успешные у нас были MTV, «Рамблер» и «Муз-ТВ». Видимо, музыкальный формат не очень пользуется популярностью, и не очень, успешен при рассмотрении таких конкурсных заявок.

Выбор, сделанный с использованием сетевых партнеров на местах региональными компаниями. Здесь вообще нет НТВ. А чаще всего региональные компании выбирали в качестве сетевых партнеров СТС – «Домашний», «Звезду» и «REN-TV». Больше всего побед одержала в этом плане СТС «Домашний».

Подводя итоги года, мы обнаружили некое недоверие с нашей стороны к тому, насколько успешно местные региональные компании смогут осуществлять свои проекты. В сфере телевидения они достаточно затратные. Также мы достаточно часто сталкиваемся со случаями скрытой уступки вещательной лицензии. Многие, объявляя на конкурсах свое желание осуществлять вещание в формате собственных программ, в дальнейшем тем или иным образом пытаются перейти под сферу деятельности сетевых компаний. В радиовещании только около 9% случаев было воспринято всерьез членами ФКК. В телевизионном несколько больше – около 25%.

Предлагаю сейчас перейти к вопросам и ко всем членам Федеральной конкурсной комиссии.

«ИНТЕРФАКС», Андрей Карплюк: Борис Антонович, вы вскользь упомянули о «Немецкой волне» и BBC. Можно, если более конкретно, когда уже начнет BBC вещать, опять же, видимо, на своей частоте, поскольку выиграла конкурс. Вот вы сказали, что инициировали в связи с «Дойче вели» конкурс. А если окажется так, что вы играет не «Дойче велли»? Насколько вероятность возобновления вещания «Дойче велли» велика и когда это может произойти?

БОЯРСКОВ: Дело в том, что вещание BBC начнется тогда, когда они предоставят документы в установленном порядке к нам в службу. На сегодняшний день эти документы к нам не поступили. После того, как они поступят, 30 дней для их рассмотрения, мы не будем задерживать ни одним днем оформление этой лицензии.

ОГАНЕСЯН Армен Гарникович, председатель Российской государственной радиовещательной компании «Голос России», эксперт Совета Европы по вопросам СМИ: Де-факто сложилась такая ситуация, что у нас в стране много зарубежных вещателей, которые используют частоты в разных регионах. Объем вещания очень большой, исчисляется десятками часов вещания. Скажем, «Голос России» не может также легко, скажем, заполнять частоты в других странах. Могу сказать, что сейчас мой заместитель на очень тяжелом конкурсе в Лейпциге пытается получить среднюю частоту, поэтому должен сказать, что за рубежом все жестче по отношению к нам, хотя нам и удается получать эти частоты. А потому и Федеральная конкурсная комиссия пошла по единственному, по-моему, возможному легитимному пути, прохождение конкурса, так же, как это делают по отношению к нам, к нашей компании за рубежом, получение этой лицензии. И они себя в этой ситуации чувствуют более надежно.

В той коллизии, которая сейчас наблюдается на частоте, которую BBC выиграла, никакой политики, на самом деле нет, это чисто техническая проблема. И это понимают представители BBC. Единственное что, конечно, надо сделать так, чтобы было как можно меньше в этом плане бюрократической волокиты. Это связано с получением очень многих согласований, в том числе со стороны представителей Связьнадзора. Эту процедуру надо бы, конечно, упростить, и не только в отношении зарубежных вещателей.

БОЯРСКОВ: Мы когда-то обращались к зарубежным вещателям с предложением зарегистрироваться в установленном порядке, но не получали понимания. А, запуская их в лицензионный процесс через конкурсную комиссию, хотят они или не хотят, они регистрируются в России как СМИ, платят здесь налоги и попадают в полной степени под действие нашего законодательства.

РОМАНЧЕНКО Андрей Юрьевич, заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям: Для справки. Первый раз с просьбой отлицензироваться мы обратились к зарубежным вещателям в январе 1999 года.

БОЯРСКОВ: И никакой реакции?

РОМАНЧЕНКО: Нет, тогда отлицензировался «Голос Америки». Единственная зарубежная радиостанция..

РАДИОСТАНЦИЯ «МАЯК», Два вопроса. Во-первых, если выражаться профессиональным языком, я знаю, что предоставляются концепции свободные и связанные так называемые. Вот каково их соотношение, какое направление у связанных концепций, как правило, и главное – предоставляет ли или пытается ли комиссия как-то контролировать, чтобы связанные концепции, они после выхода в эфир отвечали заявленным своим условиям. Это первый вопрос. И второй вопрос. Очень часто после получения частоты радиостанции должны получать еще разрешение в органах связи. Почему частоты не разыгрываются уже сразу готовыми? Спасибо.

БОЯРСКОВ: Первое. Могу сказать, что с заданной концепцией вещания мы выставили, по-моему, четыре частоты в 2005 году. Это было что-то вроде эксперимента, постольку поскольку, в Москве это было сделано, нам казалось, что рынок достаточно сформировался, а понятия «свободной» концепции настолько широки, что мы приобретаем вещание, по сути, одноформатное – музыкально-развлекательное. Мы хотели предложить несколько иные правила. С нашей точки зрения, это себя оправдало. Но это – единичные случаи. Думаю, что мы будем продолжать их так же, в очень индивидуальном варианте и в дальнейшем.

У Федеральной конкурсной комиссии нет полномочий вводить «механизм отслеживания». В рамках полномочий Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций такая работа предусмотрена.

Лицензиаты обязаны выполнять лицензионные требования и условия, которые определяют, в том числе и программная концепция, и сведения о СМИ, и территорию распространения. В рамках этой работы, Росохранкультура проводить проверку лицензионных требований и условий. По результатам выносится большое количество предписаний и предупреждений. В результате мониторинга в 74 городах страны у нас выявлено более 220 случаев нарушения программной концепции, а также около 40 случаев неосуществления вещания вообще при оформленных лицензиях. Тут мы будем поступать достаточно жестко. Мы лишили уже 14 организаций, если не ошибаюсь, лицензии в прошлом году, в том числе основной мотив связан с неосуществлением вещания, вот кто не осуществляет вещание, те будут лицензии свои сдавать, они будут вновь выставляться на конкурс. Кроме того за неосуществление вещания направили еще 29 предупреждений.

РОМАНЧЕНКО: Вещательная лицензия появилась, по-моему, в 1992 году. И уже тогда, сразу же начался обсуждаться вопрос – а зачем нужно две лицензии. С тех пор, вот уже более 10 лет идет такая дискуссия, которая варьируется в зависимости от того, как компонуются федеральные органы исполнительной власти, но, тем не менее, смысл остается один. Мы, выступая со стороны вещателей уже, настаивали в свое время на том, чтобы существовала одна лицензия – вещательная лицензия, в которой уже записан номинал частоты, в которой уже записана мощность передатчика, в которой уже записана точка расположения этого передатчика. И этого, считали мы, достаточно для того, чтобы, собственно, заниматься теле- и радиовещанием.

Связисты – наоборот. Они считали и сейчас считают, что вещательная лицензия как таковая не нужна. Что вполне достаточно лицензии на деятельность в области связи, в которой отражены все необходимые параметры работы передатчика и его расположения. И любая телерадиовещательная компания, она, собственно, имеет регистрацию средства массовой информации и право распространения этого СМИ на определенную территорию. Это может быть территория субъекта Федерации, это может быть территория города, это может быть территория Российской Федерации. И, имея такое свидетельство о регистрации СМИ, этого вполне достаточно, чтобы прийти к любому оператору связи и заключить с ними договор.

Но, тем не менее, дискуссия-то остается пока дискуссией. В принципе, позиция руководства существующих сейчас федеральных органов исполнительной власти состоит в том, что, действительно, лицензия должна быть одна. Эта проблема обсуждалась на недавнем Конгрессе Национальной ассоциации телерадиовещателей, и пределов возмущения зала не было. Потому после получения вещательной лицензии на, фактически, выход в эфир уходит от 300 до 500 дней?! Плюс к этому, в течение этих 300-500 дней идет срок действия уже вещательной лицензии. И если срок 5 лет и 500 дней тратится на то, чтобы выйти в эфир...

САГАЛАЕВ Эдуард Михайлович, президент Национальной ассоциации телерадиовещателей, член Правления Академии Российского телевидения: Вы легко вообразите, что происходит в вещателем, который получил в результате конкурса лицензию на вещание, а потом должен в 48, если я не ошибаюсь, инстанциях получить визы и согласовать возможность выходить в эфир.

То есть, фактически, система устроена очень грамотно в этом смысле – тот, кто выигрывает конкурс, это не значит, что он выйдет в эфир как минимум в ближайшие полтора года, а он как бы должен… Почему, на мой взгляд, там грамотно устроена система? Потому что появляется субъект, с которого можно собирать эти деньги. Пока он не выбил частоту, ну кто пойдет там собирать эти визы – некому деньги-то платить. Хотя, конечно, есть проблемы определенные и внутри вещательного сообщества, когда, например, мы смотрим на результаты того, что мало региональных вещателей с собственными концепциями получают лицензии, а в большей степени все-таки это сетевые программные концепции. Выигрывая на ФКК с оригинальной концепцией вещания, эти люди тут же в коридоре начинают, будем говорить откровенно, ее продавать, кому-то из сильных московских медиа-групп.

Мы по-доброму относимся ко всем, кто приходит на конкурсную комиссию, но когда там люди начинают такие провинциальные шоу устраивать, приводят детей, например, и эти дети начинают речевки какие-нибудь там: «Дорогая федеральная комиссия…».

А потом, есть еще такая проблема, она вообще за рамками самой ФКК, она отражает вообще ситуацию на рынке. Она связана с тем, что, например, во многих регионах существуют реально мощные, как я их называю, медиа-бароны или медиа-холдинги, и она фактически там владеют и телевизионными каналами, и радиоканалами, и рекламными агентствами, и печатными СМИ в регионе, и они приходят – и еще, и еще, и еще хотят получить лицензии. И это понятно – потому что они сильные, они хотят развиваться, это закон бизнеса, ничего здесь не сделаешь. Но Федеральная конкурсная комиссия при этом понимает, что это приходит в противоречие с законодательством, что не больше двух каналов должно быть в соответствии с законом. А там, понятно, что иногда легко просматриваются аффилированные как бы структуры. И поэтому, чтобы быть осторожнее, мы все-таки, понимая, что дело, скорее всего, этим может кончиться, даем тому, кто на конкурс выдвигает, уже проверенную временем и достаточно цивилизованную, респектабельную и по медиа-измерениям внятную какую-то концепцию своего сетевого продукта. Ну и, кроме того, какие-то стратегии, например, совершенно правильно Вот стратегия НТВ – это работать без партнеров. Стратегия СТС и «Домашнего» – она тоже такая, может быть, более гибкая, но тоже, в общем, в этом русле. Например, стратегия НТС, вот нового игрока на этой поляне, она как раз прямо противоположная – она нацелена на то, чтобы заинтересовать местных вещателей, которых сети рано или поздно начинают отжимать из эфира.

…Система лицензирования в стране, по нашему общему мнению, нуждается в серьезной реформе, начиная от срока лицензии и кончая тем, как все это происходит. Чтобы была одна лицензия, чтобы эту одну лицензию все-таки получал скорее вещатель, чем оператор связи, и чтобы всем этим занимался, в общем, орган, который… и государственный и общественный. Опыт работы с Росохранкультурой, он показывает, что это нормально, работает эта система ФКК как общественного органа с государственным органом. Но этот орган государственный, он должен, по нашему глубокому убеждению, быть если не надведомственным, то межведомственным. И чтобы выйти из этого тупика, как бы связанного с противоборством интересов связистов и вещателей.

БОЯРСКОВ: Мы, опять же, понимаем, что решения по этому поводу будут приниматься очень обдуманно, в первую очередь, министерствами, которые организуют нормативно-правовую работу в этой сфере – массовые коммуникации, культура с одной стороны, и Министерство связи.

«РИА НОВОСТИ», Тургеев Михаил: Вопрос к Андрею Юрьевичу.. Озвучивалась уже идея о необходимости создания детского телеканала? И МТВ, и Грачевский – они, по крайней мере устами Грачевского озвучивали мыль о том, что неплохо было бы для такого телеканала организовать и некоторую поддержку со стороны государства. Вот как вы относитесь к этой идее, и готово ли ваше ведомство, например, каким-то образом способствовать тому, чтобы концепция детского телевидения все-таки была реализована. Спасибо.

РОМАНЧЕНКО: Это только радует, потому что, если разговоры о том, что нам необходимо наше отечественное детское телевидение, перешли уже в плоскость проектов и конкретной реализации этих проектов – это может только радовать. То, что наше агентство будет поддерживать отечественное детское вещание – мы это уже и делаем не первый год, и еще в рамках Министерства печати поддерживали, слава богу, у нас 6 лет уже существует такая статья в бюджете – на поддержку социально значимых программ. И детским программам мы там стараемся уделять очень большое внимание. И вы знаете, что многие детские программы, взять те же самые «Умники и умницы», в принципе, даже тот же самый «Ералаш», который мы в свое время выделяли, мы поддерживаем и будем поддерживать. Я так думаю, что если мы увидим, действительно внятное, осязаемое детское телевидение, то мы его сможем поддержать еще и в рамках Федеральной конкурсной комиссии. Точно так же, как в свое время мы поддерживали телеканал «Культура», когда выставляли пулы частот. И Борис Антонович об этом сказал, что мы и дальше будем эти пулы формировать, в том числе для того, чтобы активнее развивать вещание то, которое мы, с точки зрения Федеральной конкурсной комиссии, считаем, имеет право на существование. Я думаю, что мы в будущем с большим удовольствием сформируем и пул под детское вещание.

И последний штрих, если говорить уже о Федеральной конкурсной комиссии, то на февраль одна из FM-овских частот в Москве выставлена с ограничением, что в дневное время на этой частоте должно будет быть не менее 25% детского вещания.

САГАЛАЕВ: Хотел еще обратить ваше внимание на то, что грядет переход на цифровые технологии, и это сейчас одна из острейших и интереснейших тем вообще во всех дискуссиях, в том числе и в рамках Федеральной конкурсной комиссии. И сейчас уже мы начали выдавать лицензии на цифровые передатчики, на цифровое вещание. И я, например, думаю, что с появлением цифровых технологий в стране большей реальностью станет наличие государственной политики, при которой сразу вот так, без конкурса, возможность вещания по всей России, во всех регионах будет даваться, скажем, какому-то определенному проекту национальному. Такому, как детское вещание, например. И мы не видим как бы здесь ничего зазорного, что, скажем, вообще не будет конкурса между, предположим, бизнесом и каким-то социальным проектом, который будет финансироваться государством. Наоборот. Это мнение, кстати, и вещательного сообщества, которое говорит: ну, вот вы нас иногда ставите в ложное положение, когда конкурирует «Дарьял-ТВ», условно говоря, со «Звездой», и вот пожалуйста: решите, в общем-то, в стенах государственного учреждения люди, обличенные определенным доверием общества, вот выберете, какой из этих продуктов социально более значимый и более, скажем, грубо говоря, полезен аудитории. Востребован… Ну, востребован-то он может быть там, да. Я в таких случаях только говорю, что с точки зрения демографической ситуации, возможно, «Дарьял-ТВ» может быть более востребовано.

БОЯРСКОВ: В то же время, друзья, мы не должны забывать о том, что есть и требования экономики, и размещения рекламы, которые… в рамках действующего законодательства запрещено в формате детского вещания. И это тоже те вопросы, которые к нормотворцам и законодателям должны быть обращены для того, чтобы иметь экономическую заинтересованность, конечно, при ограничении формата рекламы. Должна быть какая-то основа экономическая для того, чтобы детское вещание, на самом деле, развивалось. Вы помните, пошли ведь на встречу каналу «Культура», разрешив очень небольшое количество рекламного материала именно профильного характера, именно с изложением программ самого канала «Культура» и информации о спонсорах, принимающих участие в работе этого канала. Тут какие-то послабления должны быть или изменения, в том числе и экономического характера, побуждающие или дающие основу для функционирования такого детского канала. Это вопрос достаточно непростой.

ФЕДОТОВ: Я думаю, что проблема здесь может быть решена с помощью разблокирования существующего Закона о благотворительной деятельности. На сегодняшний день этот закон настолько выхолощен, что фактически он не действует.

ГАЗЕТА «ИЗВЕСТИЯ», Надежда Степанова: Я хотела уточнить у вас информацию неподтвержденную о том, что есть зарезервированная метровая частота в Москве, военная частота. Может ли она быть разрезервирована и что вы об этом знаете? И вопрос второй. В прошлом году мы с вами говорили о том, что было вынесено несколько предупреждений федеральным каналам по поводу детского вещания. Вот когда стоит рубеж, когда вы определитесь, будет ли вынесено предупреждение.

БОЯРСКОВ: Наличие или отсутствие метрового канала в Москве – это, видимо, военная тайна какая-то, нам пока ничего по этому поводу не известно. Мне не известно ничего о метровом канале в Москве. У нас нет технических заключений по этому вопросу. Поэтому и перспективы проведения конкурсов на эту частоту пока отсутствуют. Мы были бы рады вообще конверсии частот в Министерстве обороны, что позволило бы существенно расширить проблемы эфирного вещания в стране в целом. Но это работа достаточно сложная, когда-то мы ее, видимо, инициируем. Для этого все участники должны дозреть.

Вторая часть вопроса. Мы не давали предупреждения за нарушение концепции, связанной с детским вещанием. Давали предписание. Именно потому, что само понятие «детского вещания» – спорный вопрос, и имеется некая проблема в терминологии самой и в методологии подсчета процентов того или иного вещания. Поэтому – предупреждения не было, были предписания. И вот воспитательную работу с руководителями этих каналов мы проводим, как видите, для того, чтобы призвать их к ответу и к необходимости исполнения взятых на себя обязательств.

ДОНДУРЕЙ: ФКК нуждается, на мой взгляд, и в том, чтобы увеличить аппарат, и в том, чтобы серьезно заняться аналитической работой, даже большей, чем вот то, что сегодня представлено. Я имею в виду ситуацию в регионах, я имею в виду владельцев, я имею в виду контент. Почему, например, НТВ получает больше? Только потому, что они большие или газпромовские? Хотя их контент мне кажется чудовищным в настоящее время… При том, что серьезной телевизионной аналитики в стране нет, кроме некоторых заметок газетных по поводу рейтингов, что само по себе еще не понятно, и так далее, и тому подобное.

БОЯРСКОВ: Могу добавить, что материалы, представленные вам, о результатах нашей комиссии, они подготовлены в содружестве с Роспечатью и привлечением их интеллектуальных аналитических возможностей. Мы не испытываем иллюзий по поводу увеличения штата или улучшения вопросов финансирования на 2006-2007 и последующие годы.

САГАЛАЕВ: Во Франции, например, в Высшем совете по телевидению и радиовещанию – там 300 человек, которые занимаются аналитической, организационной и всякой прочей работой, связанной, прежде всего, с лицензированием и контролем за соблюдением лицензии. У нас там этим 3 человека занимаются.

БОЯРСКОВ: В общем, для всех присутствующих, по-моему, очевидно, что каждый из нас имеет свое мнение, отличное от мнения других, по целому спектру вопросов. Наверное, это доказательство непредвзятости различного рода решений, принимаемых ФКК. 

Поделиться:

Время публикации: 23.01.2006
Последнее изменение: 23.01.2006