Территориальные управления

Александр ЖАРОВ: Роскомнадзор настроен на борьбу с настоящим злом

30 декабря 2013 года

Антипиратский закон стал главным событием для интернет-рынка в 2013 году, а в следующем году Роскомнадзор готовится к его распространению на фотографии и музыку. Руководитель ведомства Александр Жаров пообещал в интервью ИТАР-ТАСС, что механизм блокировки нелегального контента будет наименее травматичным для интернет-ресурсов.

 

ПРАВООБЛАДАТЕЛИ ГОВОРЯТ, ЧТО ИХ ДОХОДЫ ВОЗРАСТАЮТ 

 

- Сейчас обсуждается расширение сферы применения антипиратского закона с фильмов на программное обеспечение, музыку, книги и фотографии. Хватит ли ресурсов у Роскомнадзора, если такие поправки будут приняты?

- Я бы разделил этот вопрос на две части. Первая часть - как действовать в случае расширения зоны действия данного закона. Здесь проблем нет, механизм отработан и ничем не отличается от фильмов. Мы даже составили определенную карту пиратских ресурсов, которые распространяют, например, книги и музыку. Поэтому технически для нас проблем нет.

Вторая часть вопроса относится к объему работ, который кратно возрастает в случае расширения сферы применения закона. Если брать фотографии, то их если не миллиарды, то уж точно сотни миллионов выложены в Instagram и на других ресурсах. В отношении музыки то же самое. Если законодательство будет расширяться, то очевидно, что необходимо будет создавать соответствующие реестры.

Вопрос, кто этим будет заниматься. Если Роскомнадзор, то возникает вопрос о дополнительной штатной численности и деньгах. Это, очевидно, потребует модернизации технических ресурсов, которыми мы обладаем. Поэтому я надеюсь, что если законодательство будет расширяться, то депутаты и Министерство культуры, которое сейчас занимается соответствующим законопроектом, этот вопрос учтут.

- Сколько людей и денег потребуется?

- Около 34 млн рублей финансирования. Из них примерно 20 млн на фонд заработной платы и 14 млн на модернизацию существующих информационных ресурсов автоматизации реестров. Необходимо сформировать отдельное управление, которое будет заниматься всеми реестрами Роскомнадзора.

Объем дополнительных ресурсов зависит от поставленных задач. Он увеличится, если нужно будет следить за локальными домовыми и районными сетями.

- Это реально?

- А почему нет? Если в каждом управлении Роскомнадзора выделить отдельного человека, который будет заниматься исключительно этим вопросом, то проблемы нет. В каждом регионе количество таких сетей ограничено.

- Пользователей этих сетей не планируете наказывать, как это делают в США?

 - Не планируем. Если вы обратили внимание, наше законодательство по отношению к пользователям предельно гуманно. И в отношении пиратских фильмов пользователей не наказывают. Я считаю, это одно из доказательств того, что наше государство социально ориентировано и пытается, не обижая граждан, решать вопросы на более высоком технологическом уровне.

- Одна из последних инициатив Роскомнадзора - антипиратский меморандум. Зачем он нужен, если есть закон?

- Антипиратский закон вступил в силу 1 августа 2013 года. По своей сути это закон про деньги - правообладатели их недополучают, а пираты получают нечестно, ничего не отчисляя правообладателям.

27 июля мы подписали коммюнике, которое стало первым шагом по направлению к саморегулированию между правообладателями и интернет-площадками. Все это время мы последовательно с ними встречались, проводили совещания. В результате удалось достичь, как мне кажется, самого главного: правообладатели поняли, что интернет-площадки - это не злобные пираты, которые хотят только украсть. Другие, то есть интернет-площадки, осознали, что правообладатели не хотят их всех позакрывать, а настроены на сотрудничество с теми, кто к этому готов. Ведь цель любого творца, который создал фильм - в том, чтобы максимальное количество людей его увидело. Понимая, что наиболее эффективное регулирование отношений находится не в законодательной плоскости, а в области саморегулирования, мы начали вместе с юристами правообладателей и интернет-площадок прорабатывать меморандум. Большинство правообладателей, в том числе западных, к нему присоединились. Все легальные сетевые кинотеатры и отдельные наиболее крупные интернет-площадки - например, Mail.ru Group - к нему присоединились.

- Но его не подписали такие крупные игроки рынка, как "ВКонтакте", "Яндекс" и Google. С чем это связано?

- У всех разные причины. "ВКонтакте" находится сейчас в самом активном диалоге со всеми правообладателями. Но поскольку меморандум был подписан в том числе западными правообладателями, у них есть проблема. Так как "ВКонтакте" упоминается в специальном отчете 301 управления торгового представителя США как пиратский ресурс, западные правообладатели, попадающие под юрисдикцию США, не могут подписывать с российской соцсетью такие меморандумы. Но у меня есть надежда, что на фоне подвижек в их отношениях с правообладателями "ВКонтакте" будет исключена из списка 301 и присоединится к меморандуму.

Что касается Google, то американская компания, действующая в соответствии с американским законодательством о защите авторских прав (DMCA), не считает нужным присоединяться к российскому меморандуму - это их право.

У компании "Яндекс" были конкретные претензии по некоторым формулировкам меморандума, которые они на данном этапе считают для себя неприемлемыми. По их мнению, ряд положений документа обязывает их осуществлять премодерацию и накладывает некие обязательства по срокам внедрения систем идентификации контента.

Поскольку меморандум - документ саморегулирования, мы продолжим диалог по поводу возможного внесения в него дополнений и изменений. Присоединиться к нему можно в любое время. Поэтому я предполагаю, что публичное подписание меморандума - только начало процесса, который в дальнейшем будет продолжен. Я считаю, что свою первичную функцию побуждения к саморегулированию мы выполнили. Дальше они сами должны договариваться, мы не собираемся загонять их в этот меморандум насильно.

- В меморандуме говорится о необходимости внедрения интернет-площадками IT-систем для идентификации и блокировки видеоконтента. Потребует ли это значительных затрат от компаний?

 - Все крупные сервисы - по крайней мере Mail.ru Group, "Яндекс" и "ВКонтакте" - намерены внедрять такие IT-системы. Монетизация видеоконтента для всех них является перспективным бизнесом, поэтому вопрос его идентификации стоит остро.

- Как вы оцениваете результаты принятия антипиратского закона?

- Ситуация сдвинулась с мертвой точки. "Сталинград", например, практически не "пиратировался": его только один из файлообменников разместил, но к нам обратились владельцы прав, мы связались с администрацией интернет-ресурса и через 15 минут фильм был удален. Больше прецедентов не было, сборы "Сталинграда" говорят сами за себя.

Если посмотреть все отечественные премьеры, которые вышли на экран после вступления в силу закона, то ситуация везде одинакова: фильмы появляются и буквально в тот же день контент становится недоступен. Очевидно, правообладатели связываются с владельцами площадок, говорят "либо судимся, либо удаляйте", и все удаляют. Все правообладатели говорят о том, что их доходы от показа фильмов возрастают. Говорить о цифрах рано, но это явно не статистическая погрешность.  Один из крупных правообладателей нам говорил, что его доходы квартал к кварталу выросли примерно на 6%, считая это результатом принятия антипиратского закона.

- Считаете ли вы необходимым регулирование рынка компьютерных игр с точки зрения сцен насилия и прочего нежелательного контента?

 - В закон о защите детей от негативной информации, который определил возрастную маркировку оборота информационной продукции, видеоигры не попали. Но в развитие положений закона мы заказали ведущим НИИ и вузам - педагогам, культурологам, врачам, детским психологам, социологам - разработать концепцию информационной безопасности детей, которая в том числе говорит, что видеоигры тоже требуют регулирования. Это необходимо, так как контент в играх в силу вовлеченности ребенка в процесс игры, в силу особенностей восприятия детской психики может быть крайне травматичен. Мое мнение как человека и отца - этот вопрос требует регулирования.

 

ВЫБИРАЯ IP-АДРЕС, ПОСМОТРИТЕ, КТО ВАС ОКРУЖАЕТ - ИНАЧЕ ГАРАНТИЙ ОТ БЛОКИРОВКИ САЙТА НИКТО НЕ ДАСТ

 

- Этой осенью было несколько громких новостей о блокировке в России крупнейших мировых интернет-ресурсов. В частности, Facebook. Стоит ли ожидать полной блокировки крупных сайтов или ограничитесь отдельными страницами?

- В законе об ограничении доступа к противоправной информации говорится, что оператор связи обязан заблокировать ресурс, если его владелец в течение трех дней не удалил незаконный контент. Выбор способа блокировки - прерогатива оператора связи, который может ограничивать доступ как ко всему сайту, так и к отдельным страницам. Во многом это вопрос технических возможностей самих операторов связи. Крупные компании - такие как "МегаФон", "Билайн", МТС, "Ростелеком" - обладают дорогостоящим оборудованием для точечной блокировки страниц. Поэтому они могут не блокировать весь ресурс. Но небольшим компаниям, которые не могут потратить несколько миллионов и даже десятков миллионов долларов на аппаратуру, приходится ограничивать доступ ко всему сайту по IP-адресу.

Мы находимся в постоянном диалоге с хостинг-провайдерами и владельцами крупных ресурсов, чтобы они могли вовремя удалять противоправный контент. Поэтому о полной блокировке крупных интернет-ресурсов речи не идет. Отдельные сайты могут быть заблокированы полностью. На данный момент поступило свыше 80 тыс. жалоб на сайты, из них попали в реестр и блокируются по IP-адресу 902 ресурса. Подавляющее большинство заблокированных таким способом - это интернет-магазины, торгующие наркотиками. Они находятся вне закона и не вступают ни в какой диалог.

- Что должен сделать, например, Facebook, чтобы его заблокировали в России?

- Уверен, что Facebook такой цели перед собой не ставит. В соответствии с российским законом любой ресурс, который в течение трех суток не реагирует на требования Роскомнадзора удалить противоправную информацию, может попасть под блокировку по IP-адресу. Но в нашем полуторагодовом опыте такого еще не было. И по ту и по другую сторону находятся вменяемые люди. Любая крупная интернет-площадка - это прежде всего бизнес. И стремиться к тому, чтобы тебя заблокировали, как-то нелогично.

- Возможна ли блокировка законопослушных ресурсов, если тот же хостинг-провайдер обслуживает нелегальные ресурсы?

- Такое возможно. Могу лишь дать совет владельцам сайтов: выбирая IP-адрес, на котором планируете разместить сайт, посмотрите, кто вас окружает. Вполне возможно, что рядом торговцы наркотиками - в этом случае гарантий от блокировки никто не даст.

- В СМИ писали про черный список хостинг-провайдеров. Зачем он вам нужен и что ждет этих провайдеров?

 - Это журналистский штамп. В рамках борьбы с противоправным контентом мы мониторим, кто выполняет наши предписания, а кто нет. Нам удалось выяснить, что существует порядка 30 хостинг-провайдеров, у которых мы постоянно видим сайты-наркоторговцы - они прыгают с одного IP-адреса на другой. Как правило, эти хостеры расположены в США и ряде других западных стран. Мы для себя составили этот список на основании систематического анализа. Он нужен для облегчения работы - мы знаем, где искать "переехавший" сайт. Санкции на основании этого списка по закону применяться не могут до нового обращения гражданина или организации по каждому конкретному сайту. Блокируется не информация, а определенный ресурс. Но мы надеемся, что законодатели обратят на это внимание и какое-то регулирование в отношении этих хостинг-провайдеров будет принято.

- Сейчас обсуждается законопроект Андрея Лугового о блокировке ресурсов экстремистской направленности по решению Генпрокуратуры, то есть без решения суда. Готов ли Роскомнадзор к реализации этого законопроекта, если он будет принят?

- Механизм, заложенный в законопроект, следующий: по обращению гражданина, организации или на основании мониторинга интернета генпрокурор или его заместитель могут отправить в Роскомнадзор предписание о блокировке информации, которая является экстремистской или призывает к массовым беспорядкам. Соответственно, Роскомнадзор по аналогии с законом об ограничении доступа к противоправной информации может обратиться к владельцу сайта или к хостинг-провайдеру с требованием удалить незаконную информацию. Если удаления информации не происходит в установленные сроки, ресурс блокируется оператором связи.

С технической стороны мы полностью готовы, так как экстремистские ресурсы блокировались и ранее, но по решению суда. Бывали разные ситуации: судьи не обязаны знать нюансы адресации в интернете, поэтому появлялись решения, в которых было описание противоправной информации без IP-адреса или только IP-адрес. Это создавало определенные проблемы, которые потом решались в ручном режиме. Сейчас мы наладили конструктивный диалог с Генпрокуратурой, и надеюсь, мы выработаем наименее травматичный для добропорядочных ресурсов механизм блокировки противоправного контента и по решению судов тоже.

- Этот механизм будет зафиксирован на бумаге?

- Я очень надеюсь, в начале наступающего года мы выйдем на некий результирующий документ и придем к единообразию и в отношении судебных решений по блокировке интернет-ресурсов.

- Блокировка без решения суда дает почву для злоупотреблений, разве не так?

- Для начала нужно дождаться подписания закона президентом.  Могу сказать, что когда принимали закон об ограничении доступа к противоправной информации, представители интернет-сообщества писали о новых возможностях для недобросовестной конкуренции. Якобы детскую порнографию разместят у кого-нибудь в блоге и его заблокируют. Эти опасения не оправдались. Не знаю ни одного случая, когда в социальной сети или блоге злонамеренно была размещена такая информация и он был заблокирован. Кроме того, мы и Генпрокуратура, если этот закон будет принят, настроены все-таки на борьбу с настоящим злом, а не на конкурентную борьбу.

Если будет принят закон, мы, как и во всех предыдущих случаях, вступим в диалог с интернет-отраслью, будем обсуждать правоприменительную практику. Но в данной ситуации принципиально важно, чтобы провайдеры максимально быстро взаимодействовали с владельцами ресурсов и удаляли запрещенную информацию. Сейчас информация в сети распространяется максимально быстро. Поэтому если действительно идет призыв к организации массовых беспорядков, скорость реакции становится критичной, иначе беспорядки состоятся и блокировать уже будет поздно.

 

НАШИ ГРАЖДАНЕ НЕ ОСОЗНАЮТ ВСЕХ РИСКОВ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СОЦСЕТЕЙ И ДЕВАЙСОВ

 

- В этом году обсуждалась тема использования персональных данных иностранными компаниями - например, Apple и Twitter. Сенатор Руслан Гаттаров не раз обращался в разные ведомства, в том числе в Роскомнадзор, с просьбой проверить политики этих компаний на соответствие российскому законодательству о защите персональных данных. Есть ли у Роскомнадзора основания предъявлять претензии этим компаниям?

- Я бы и эту тему разделил на две составляющие: наши возможности повлиять на эти компании и мое личное отношение к этой проблеме. Сенатор Гаттаров действительно запросил наше мнение по вопросу распространения персональных данных крупнейшими западными поисковиками и социальными сетями: Google, Twitter, Facebook - и ресурсами Apple. Мы проанализировали. Проблема заключается в том, что это американские, или даже транснациональные компании, серверные мощности которых находятся за рубежом, в основном в США. Когда пользователь впервые обращается к этим ресурсам, появляется пользовательское соглашение, в котором очень четко сказано, что вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и они могут быть переданы третьим лицам. Я должен с сожалением сказать, что наши граждане не обращают на это внимание: желание пользоваться возможностями социальных сетей или девайсов выше рисков, которые, возможно, люди не осознают.

Правовых оснований для того, чтобы высказывать претензии к этим компаниям, нет. Мы находились со всеми компаниями в переписке. На все вопросы нам были даны юридически грамотные ответы. Надо понимать, что юридические службы в этих компаниях сильные, и аналогичные проблемы у них возникают не только в России.

Эмоционально позицию сенатора Гаттарова мы поддерживаем. И могу отметить, что ситуация с мертвой точки сдвинулась. И Twitter, и Facebook, и Google, насколько я понимаю, осознают, что им надо что-то менять в своей политике на территории России. Надеюсь, что в диалоге родится истина и персональные данные наших граждан будут лучше защищены на этих площадках.

- Необходимо ли присутствие офисов этих иностранных компаний в России?

- Я считаю, что офисы здесь, конечно, должны присутствовать, поскольку если возникают юридически значимые вопросы, то должен быть представитель -  человек, который может давать на них юридически значимые ответы.

- Может, есть планы законодательно заставить иностранные компании открыть офисы в России?

- Мы не можем выступать с законодательной инициативой. Этим вопросом занимается сенатор, который обладает таким правом. Наверное, он после завершения всех переговоров, если сочтет нужным, с такими законодательными инициативами выйдет.

- Планируется ли введение регулирования в отношении OTT-сервисов - таких как Skype, Viber и других? МТС, например, давно выступает с такой инициативой, отмечая, что эти сервисы используют сети операторов и ничего не платят.

- МТС действительно достаточно последовательно выступает за то, чтобы услуги этих сервисов лицензировались. Но в России лицензируется деятельность по возмездному оказанию услуг связи, а не технологии.

- Но Skype же частично платный, почему бы его не лицензировать?

- Я вижу сложности в этом отношении. На то они и OTT-сервисы: они существуют в интернете, находятся за пределами России. Как их регулировать - запретить?

- Можно адресно блокировать, если они не получили лицензию...

- У участников рынка к этому вопросу существуют различные подходы: кто-то выступает за лицензирование, кто-то считает, что пока трогать не надо. Очевидно, вопрос требует углубленной проработки. Минкомсвязь такое обсуждение уже инициировало. Мы готовы принять участие в процессе и прийти к консенсусному решению, которое позволит легитимизировать OTT-сервисы на территории России.

 

ИДЕАЛЬНЫХ УСТРОЙСТВ НЕ СУЩЕСТВУЕТ. ЭТО ОБЪЕКТИВНАЯ ПРИЧИНА ПРОБЛЕМ СО СВЯЗЬЮ

 

- В начале февраля 2013 года премьер-министр России Дмитрий Медведев раскритиковал качество связи в Москве и потребовал решить проблему. Почему в Москве, на крупнейшем в стране рынке, возникают проблемы с сотовой связью?

- Председатель правительства действительно говорил о том, что качество связи в столице его не устраивает. Этот вопрос волнует не только Дмитрия Анатольевича Медведева, он широко обсуждается. Качество связи многих не устраивает: бывают проблемы с дозвоном до абонента, с обрывом связи, сроками доставки SMS. Важно понимать, что у этого есть как объективные, так и субъективные причины.  И далеко не во всем виноваты операторы сотовой связи.

Современные телефоны - достаточно сложные устройства, которые поддерживают связь в стандартах GSM (2G) и UMTS (3G), а теперь еще и LTE (4G). Когда человек движется, телефоны переключаются между базовыми станциями и зачастую меняют стандарт связи в режиме онлайн - например, из сети GSM в UMTS и обратно. Очевидно, что в процессе такого перехода в силу разных характеристик стандартов и отличий в покрытии могут возникать сбои и замедление скорости передачи данных. Здесь вопрос к абонентскому оборудованию, то есть телефонам. Но, к сожалению, идеальных устройств не существует - новые технологии появляются слишком быстро. Это объективная причина проблем со связью.

Субъективные причины связаны с архитектурой города и объектами специальной связи. Москва - наиболее сложный город в стране с точки зрения гражданской связи, так как здесь находится много специального оборудования, используемого военными, спецслужбами и другими ведомствами. Отсюда возникает проблема электромагнитной совместимости гражданской и специальной связи - операторам необходимо строить сети так, чтобы не мешать другим пользователям радиочастотного спектра, а это непросто. Кроме того, качество связи зависит от рельефа местности: в холмистых районах сложнее строить сети.

- То есть проблемы со связью решить не получится?

- Получится. И у нас уже есть первые результаты. В мае 2013 года мы совместно с департаментом информационных технологий Москвы (ДИТ. - ИТАР-ТАСС) разработали совместную методику контроля качества связи в стандартах 2G и 3G и провели первый эксперимент на территории около 700 кв. км между Дмитровским и Ленинградским шоссе. Мы проконтролировали как технические параметры, так и удовлетворенность абонентов - проводили опросы населения. На первом этапе выяснилось, что качество связи не очень хорошее: например, SMS доходило до адресата за 39 секунд, а это очень долго. Операторы сотовой связи, которые также принимали участие в эксперименте, установили дополнительно 50 базовых станций в пилотном районе, и буквально в середине декабря мы получили новые результаты контроля. Я надеюсь, жители пилотной зоны уже почувствовали улучшение качества связи. В следующем году мы вместе с ДИТ распространим этот эксперимент на всю Москву и ряд крупных городов России: Санкт-Петербург, Краснодар, Казань, Новосибирск и Хабаровск.

После этого мы хотим выйти с конкретными предложениями по контролю качества связи, которые должны утверждаться постановлением правительства.

- Когда может появиться постановление правительства на эту тему?

- Свои предложения мы направим в Минкомсвязи, которое поддерживает нас в этой работе. Надеюсь, в следующем году постановление будет подготовлено и принято.

- Будут ли предусмотрены санкции для операторов за низкое качество связи?

- Я не думаю, что результаты контроля будут вести к каким-то санкциям по лишению лицензии. Возможно, это будут инструменты административного воздействия в виде требования по устранению проблем со связью. Если они не будут исполнены в срок, то возможно предусмотреть штрафные санкции. По действующему законодательству, в случае иных нарушений, не касающихся качества связи, срок исполнения наших требований операторами составляет три месяца. Давайте дождемся нормативного урегулирования этого вопроса.

- По каким критериям будет оцениваться качество связи?

- Мы ориентируемся на несколько параметров. В частности, доля вызовов, которые закончились разъединением раньше времени. Доля неуспешных вызовов, то есть когда соединение установлено, но абонент не слышит собеседника. Есть еще параметр качества передачи речи - его мы только будем разрабатывать с операторами. Мы осторожно подходим к этому вопросу: с одной стороны, нужно улучшить связь для абонентов, а с другой - не навредить бизнесу операторов. Также планируется учитывать время доставки SMS.

- За сколько они должны доходить?

- По-моему, за три секунды. Но это не окончательный норматив, мы находимся в процессе диалога с операторами связи и с НИИ, которые этим вопросом занимаются.

- Что-то еще делается для улучшения качества связи?

- Косвенно на качестве положительно отразится новая схема оплаты радиочастотного спектра. Сейчас операторы платят исходя из количества базовых станций. Когда эта методика была внедрена, большинство компаний начали сокращать число станций. Очевидно, это сказалось на качестве. В начале следующего года эта методика будет изменена: операторы будут платить за конкретные полосы частот независимо от числа базовых станций.  По нашим расчетам, это улучшит качество связи.

- Не приведет ли контроль качества связи к резкому росту капитальных затрат? Например, операторам придется устанавливать новые базовые станции. Даже с учетом изменений в схеме оплаты радиочастотного спектра это большие затраты...

- Прямые затраты на оборудование вырастут не сильно. В тестовой зоне речь шла о 50 базовых станциях на трех операторов - это не так много. Но в целом, с учетом снижения платы за частоты, операторы могут остаться даже в выигрыше. Специалисты Роскомнадзора и операторов связи проводили расчеты и выяснили, что затраты на дополнительные базовые станции будут точно меньше экономии на платежах за частоты. Контроль качества простимулирует операторов искать новые, экономически выгодные и технологически передовые способы развития своих сетей и оптимизации трафика.

- Как будет использоваться радиочастотный спектр на Олимпиаде в Сочи? Может ли возникнуть дефицит радиочастотного ресурса телерадиовещателей?

Олимпийские игры - высокотехнологичное событие. Права на телепоказ игр в Сочи выкупили более 200 представителей российских и международных компаний. Организаторы игр рассчитывают принять 12 тыс. представителей СМИ, из них - около 10 тыс. телерадиовещателей, представляющих порядка 100 компаний со всего мира.

В Сочи планируется использовать огромное количество технических средств, в том числе радиоэлектронных (РЭС). Для их работы необходим соответствующий частотный ресурс. Причем ввиду ожидающейся максимальной концентрации РЭС (несколько десятков тысяч) требуется и значительное количество радиочастотного спектра в различных диапазонах частот.

Радиочастотный ресурс выделяется участникам Олимпиады на основании их заявок. Заявки принимаются в электронном виде через портал оргкомитета Игр. Также в электронном виде выдаются и разрешительные документы. Экспертиза об электромагнитной совместимости проводится в сжатые сроки, не более трех-четырех дней. Разрешения выдаются в течение одного-двух дней. Во время проведения Олимпиады все службы Роскомнадзора будут работать в круглосуточном режиме, и все работы по выдаче разрешений на использование радиочастотного спектра будут проводиться в считанные часы. К настоящему времени уже обработано 4135 радиочастотных заявок и выдано 3597 разрешений на использование частот.

Также мы вводим в действие автоматизированную систему радиоконтроля на территории России, которая в полной мере впервые будет работать на Олимпийских играх.  Серьезная штука: средства связи будут видны в режиме онлайн, и инспектор Роскомнадзора будет более оперативно реагировать на нарушения.

Конечно же, всегда могут возникнуть непредвиденные обстоятельства, в том числе и дефицит частотного ресурса. Это естественно, потому что не всегда и не все прибывающие РЭС можно учесть.

 

"РАДУГЕ ТВ" НУЖНО ЛИБО ПРЕКРАТИТЬ СВОЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ЛИБО ПОПЫТАТЬСЯ ПОЛУЧИТЬ ВЕЩАТЕЛЬНУЮ ЛИЦЕНЗИЮ ЧЕРЕЗ КОНКУРС

 

- Осенью у оператора спутникового ТВ "Радуга ТВ" возникли проблемы из-за того, что у него нет вещательной лицензии. Роскомнадзор даже передал документы в правоохранительные органы, так как, на ваш взгляд, это попадает под статью УК РФ "незаконное предпринимательство". Есть ли выход из данной ситуации у "Радуги ТВ" и какой?

- Проблемы у них возникли достаточно давно. Они вызваны тем, что компания работает по схеме кабельного оператора связи: обладая связной лицензией, вещает через спутник с использованием ограниченного частотного ресурса. Согласно поправкам в закон об СМИ от 2011 года, такое вещание возможно в двух случаях: если оператор владеет вещательной лицензией, либо если он заключает договор с компанией, которая этой лицензией располагает. У "Радуги ТВ", в отличие от других игроков рынка, нет ни того ни другого.

С "Радугой ТВ" мы прошли многомесячный процесс административных взаимоотношений: мы подавали на них в суд, они подавали встречные иски. И все данные суды, кроме одного мирового суда, признали, что мы правы и наложили на них штрафы общим объемом в 80 тыс. рублей. Затем, в силу того что вещание не прекратилось, мы передали дело в МВД. Что дальше делать "Радуге"? Им самим надо решать. Либо прекратить свою деятельность, либо попытаться получить вещательную лицензию через конкурс, который состоится в феврале 2014 года.

В целом у "Радуги" было много времени с 2011 года, чтобы решить свои проблемы. Сейчас они начинают двигаться в этом направлении: зарегистрировались как СМИ и подали документы на получение универсальной лицензии. Наличие такой лицензии - обязательное условие для участия в федеральном конкурсе.

- Не считаете ли решение по отзыву лицензии у "Росбалта" слишком строгой санкцией?

- Мы находимся с ними в процессе судебных разбирательств, не хотел бы комментировать эту тему.

- У Роскомнадзора нет планов по усилению контроля над интернет-СМИ в части санкций за противоправные комментарии пользователей?

- Было решение пленума Верховного суда, в соответствии с которым средство массовой информации должно модерировать форум, то есть комментарии пользователей. Отношение к форуму традиционно более мягкое, чем к обыкновенному материалу в СМИ. Если на форуме по какой-то причине появляется мат или информация экстремистского содержания, то мы сначала информируем СМИ об этом и просим удалить ее. Если она не удаляется, то начинаются санкции. Но у нас таких случаев практически нет.

- Российское законодательство позволяет регистрировать то же самое СМИ под разными названиями. Этим пользуются некоторые издатели, у которых Роскомнадзор отзывает лицензию. Наиболее яркий пример - журнал "Флирт", который не раз закрывали, но он все равно появлялся под разными названиями. Бороться с этим можно?

- Наша борьба с журналом "Флирт" - это длинная история. Владельцы издания используют лазейку, которая существует в действующем законодательстве. Регистрация СМИ - дело абсолютно свободное. Мы абсолютно не возражаем против факта существования этого журнала. Но для нас кажется абсолютно неприемлемой его регистрация в качестве информационно-рекламного издания. По нашему мнению, это эротическое издание, и оно требует соответствующей возрастной маркировки 18+, упаковки и распространения в определенных местах.

Могу лишь отметить, что издание медленно трансформируется: сейчас оно распространяется в упакованном виде, и контент в нем стал значительно мягче, то есть фотографии на обложке стали более целомудренными. Но, тем не менее, это не изменило его характер. Сохраняются в значительном количестве объявления об оказании платных сексуальных услуг.

23 декабря мы выиграли очередной суд у владельцев журнала "Флирт в большом городе", суд поддержал нашу позицию, что это эротическое издание. Процесс апелляций и дальнейших разбирательств продолжится, но я вижу свет в конце тоннеля. В дальнейшем мы будем стремиться к тому, чтобы весь пакет журналов, которые будут фигурировать с названием "Флирт" и происходить от одного и того же учредителя, все же был признан эротическим.

- Нельзя ли запретить учредителю создавать новые СМИ, если он несколько раз попадался на противозаконных изданиях?

- Я надеюсь, что так как ИТАР-ТАСС - очень популярное средство массовой информации, законодатели ваше предложение услышат и такие изменения в законодательство проработают.

- Роскомнадзор занимается контролем сроков доставки корреспонденции "Почтой России". Согласно последним исследованиям, ситуация стала хуже. Роскомнадзор придерживается того же мнения?

- Это не совсем так. В первом квартале 2013 года был очевидный провал по срокам доставки корреспонденции, во втором и третьем кварталах ситуация постепенно улучшалась, но она не стала лучше, чем была в 2012 году. Мы раз в квартал рассылаем контрольные письма в наши территориальные органы и смотрим, сколько времени они туда идут. Улучшения в сроках можно четко связать с приходом нового руководства "Почты России".

Что касается экспресс-почты EMS, то она точно стала лучше в 2013 году. Новое руководство "Почты России" максимально использует свои производственные ресурсы и понимает, куда надо прикладывать усилия. Другой вопрос в том, что состояние их ресурсов зачастую плачевно. На мой взгляд, среди главных проблем "Почты России" - уровень развития системы межобластной почтовой логистики: нужно закупать новое оборудование, минимизировать технологические процессы сортировки, обновлять парк автотранспорта, работать над клиентоориентированностью и т. д. Это все капиталоемкая история, и, насколько я понимаю, "Почта России" с Минкомсвязью, которому они подведомственны, сейчас очень серьезно над этим вопросом работают.

- Что удалось сделать в 2013 году и какие планы на 2014 год?

- За этот год мы осуществили реформу территориальных органов Роскомнадзора: у нас было 75 одинаковых управлений на всей территории России. Сейчас 70 управлений, 8 из которых окружные. Мы подняли часть обеспечивающих функций на уровень окружных управлений - это сделало систему более управляемой. Теперь есть центральный аппарат Роскомнадзора, под ним 8 окружных управлений, под которыми находятся остальные управления.

В планах следующего года - реформа радиочастотной службы (РЧС) и главного радиочастотного центра (ГРЧЦ). Исторически мы отвечали за связь, но затем добавились СМИ, персональные данные, и недавно еще и борьба с противоправным контентом в интернете. Поэтому было бы логично разграничить функции в рамках Роскомнадзора: отдать РЧС все инженерные функции, включая технический мониторинг средств массовой коммуникации. А ГРЧЦ, помимо функций по расчету электромагнитной совместимости, мы планируем передать экспертизу нелегального контента в интернете. Надеюсь, что правительство одобрит эти инициативы.

В отношении автоматизированной системы радиоконтроля в планах 2014 года - ее масштабировать. На конец года мы будем видеть около 26% радиоэлектронных средств на территории РФ, в планах 2014 года – перевалить за 30%.

Константа уходящего и грядущего года: Роскомнадзор как был, так и остается открытым для диалога и с обществом, и с субъектами рынка, потому что только в диалоге рождается истина и наиболее эффективное правоприменение даже в такой сложной области, как связь и средства массовой коммуникации и персональные данные.

 

Беседовал Александр Малахов и Анастасия Макеева

/ИТАР-ТАСС, Москва/

http://itar-tass.com/opinions/interviews/1862

Поделиться:

Время публикации: 27.12.2013 12:10
Последнее изменение: 30.12.2013 10:21