Территориальные управления

ТАСС: Александр ЖАРОВ: свобода слова предполагает не только право, но и ответственность за реализацию этого права

24 ноября 2014 года

ТАСС, 24.11.14:

Ключевую роль в управлении Интернетом должны играть международные организации или институты ООН. Такое мнение выразил в интервью ТАСС  руководитель Роскомнадзора Александр Жаров, отвечая на вопрос об уязвимости "всемирной паутины" при размещении серверов Корпорации по присвоению адресов и номеров в интернете (ICANN) в США.

Руководитель Роскомнадзора принимал участие в работе первой Всемирной конференции по управлению интернетом (World Internet Conference), проходившей в "китайской Венеции" - городе Учжэнь /провинция Чжэцзян/. В работе форума приняли участие свыше 1,5 тыс экспертов из 175 стран. Среди них - представители правительств, международных организаций, деловых кругов, научных и инженерных сообществ.

- Как вы понимаете тему безопасности в интернете? Как мы защищаем российское пространство? Есть ли у нас готовность в этом направлении сотрудничать с Китаем, с другими странами в рамках БРИКС?

- Кибербезопасность - это очень широкое понятие, начиная от личного пространства человека (персональные данные, их обработка, трансграничная передача) и заканчивая кибербезопасностью государства.

Интернет трансграничен, поэтому, когда мы говорим о государстве, электронный документооборот и любые другие значимые действия, которые сейчас производятся в сети, - это касается не только каждого человека, но и государства в целом.

Позиция РФ однозначна: существует международное соуправление системами связи, то есть базисом интернета. Это Международный союз электросвязи (МСЭ, специализированное учреждение ООН в области телекоммуникаций. - ТАСС), где Россия, КНР, США и другие страны принимают активное участие в МСЭ.

Контент, то есть то, что производится СМИ, простыми пользователями (user generated content), - все это должно иметь национальное происхождение. То есть каждая страна производит свой контент и отвечает за него. Сеть интернет так же глобальна, как и современные сети связи, которые опутывают всю планету, так же должна иметь и международное управление.

Это напрямую касается вопросов безопасности, потому что личное пространство человека, его персональные данные и безопасность государства с точки зрения кибербезопасности также должны подчиняться международному законодательству, которое на паритетных основах вырабатывают все страны. Так это происходит в МСЭ, так это происходит в ООН.

Подходы должны быть общими - как в защите личной информации гражданина, так и страны

- Различаются ли понятия личной безопасности в киберпространстве и государственной безопасности?

- Безусловно, различаются. По масштабу вопросов это разные темы. При этом мне эти темы кажутся достаточно перекликающимися, и подходы должны быть общими - как в защите личной информации гражданина, так и страны. Это отражается и на законодательном уровне.

Уже принятый закон о хранении персональных данных россиян на территории РФ № 242 защищает, по сути дела, персональные данные, личную тайну каждого гражданина.

С другой стороны, обсуждаемый сейчас законопроект по хранению данных государственных, муниципальных и региональных органов власти предполагает, что их информационные ресурсы должны храниться на серверах внутри страны. Это лишний раз доказывает, что защита личной и государственной информации тесно взаимосвязана.

- В Китае достаточно активно обозначают свое интернет-пространство, при этом часть сервисов может быть недоступна в КНР. Может ли Россия использовать такой опыт и если да, то в каких случаях?

- Мы решили пойти другим путем - у нас нет аналога "Великого китайского файервола". У нас есть ограничительные законы, которые позволяют Роскомнадзору блокировать запрещенную информацию. Это касается защиты наших детей (детская порнография), пропаганды самоубийств, распространения наркотиков, экстремизма и пиратства. В чем проявляется уникальность китайского сегмента сети?

Уникальность в языке, так как письменность на основе иероглифики отличается от всех остальных и китайцы по объективным причинам создавали свои аналоги западных сервисов (соцсети, интернет-магазины и другие элементы сети, которыми активно пользуются граждане). У большинства западных ресурсов есть китайские аналоги.

У большинства западных ресурсов есть китайские аналоги

Что касается РФ, то очевидно, что кириллические домены имеют свою особенность. Доказательством является то, что около 60% населения России в качестве поисковика используют отечественный "Яндекс", еще около 40% пользуются сервисами Google. Наша соцсеть "ВКонтакте" в несколько раз перекрывает по аудитории зарубежные аналоги, и нам нужно смотреть на опыт китайских коллег и создавать больше возможностей в кириллической зоне для национальных сервисов - создавать новые соцсети, мессенджеры, интернет-магазины и иные сервисы. Речь о создании "Великого российского файервола" не идет, тут аналогию проводить не нужно.

- Боремся ли мы с негативной (недостоверной) подачей информации через интернет?

- У нас Конституцией гарантирована свобода слова. Если нарушаются законы и в сети, например, появляется экстремистская информация, то соответствующие законы обеспечивают удаление такой информации. Если критикуются власти без призывов к экстремизму, то критика возможна, никто не собирается ограничивать людей в самовыражении.

- На Украине идет достаточно много информации, которая для России непозитивна и даже враждебна. Мы с этим как-то будем бороться?

- Верховный суд РФ по представлению Генпрокуратуры РФ признал "Правый сектор" и "Украинскую национальную ассамблею - Украинскую народную самооборону" (УНА-УНСО) экстремистскими организациями и запретил их деятельность на территории России. Соответственно, информация, которая пропагандирует их деятельность, пресекается. Иная информация, которая распространяется украинскими СМИ, присутствует и не запрещена, если она не носит экстремистского оттенка.

- Достаточно много стали говорить о сокращении возможности хранения информации.

- Я так не сказал бы. Каждый новый закон, который ограничивает свободу в интернете, обычно сопровождается со стороны части сетевой аудитории апокалиптическими прогнозами о конце российского интернета, его тотальной блокировке. Эти прогнозы еще ни разу не оправдались.

Более того, мы достаточно терпеливо добиваемся исполнения действующих законов от западных сервисов (YouTube, Instagram, Facebook, Twitter и т. д.), понимая, что их юридические службы находятся в других странах. С учетом этого мы даем им больше времени на исполнение законов: когда они создадут в РФ свои полноценные представительства, когда в России будут работать их сотрудники, принимающие юридически значимые решения, как и у наших компаний ("ВКонтакте", Mail.Ru, "Яндекс" и т. д.). Это важно, поскольку в настоящее время у российских и западных компаний получаются неравные конкурентные условия.

Наши компании принимают решения по требованию государственных органов в течение часов, а у западных коллег на это уходят сутки, а иногда и недели.

Мы продолжаем диалог с иностранными компаниями и в декабре ожидаем приезда руководства ряда западных сервисов. Несмотря на сложную бюрократическую процедуру, уверен, что правильное решение будет принято. Начиная с 2016 года в России вступает в силу закон о серверных мощностях, который предполагает наличие на территории РФ не только серверных мощностей, но и людей, отвечающих за их функционирование и способных принимать решения. Свобода слова предполагает не только право, но и ответственность за реализацию этого права. 

Поделиться:

Время публикации: 24.11.2014 10:54
Последнее изменение: 25.11.2014 10:55