Территориальные управления

Роскомнадзор не будет публиковать список запрещенных бранных слов

25 апреля 2013 года

 

Московский комсомолец, 25.04.13

 

Но, судя по всему, материться запрещено только по-русски, а англоязычная ругань пока остается в почете

В ситуационном центре Роскомнадзора прошло рабочее совещание с представителями СМИ, посвященное вступившему в силу закону, запрещающему нецензурные выражения в СМИ. Модератор — зампред Роскомнадзора Максим Ксензов, признался, что и для него в законе много загадок. Он призвал разгадать их совместно с профессиональным сообществом. Одна из них такая: почему законодатели запретили материться только по- русски, а по-английски — можно. Другая: приравнивается электронное «пи-пи» к брани или нет?

- Не мы писали этот закон, с нами даже никто не советовался, - сказал Ксензов. - Но нам предстоит его исполнять. Сегодня я соберу ваши вопросы, через месяц мы выпустим рекомендации, потом в течение пары месяцев будем проводить проверки, чтобы понять масштабы бедствия. Время жестких санкций для тех, кто ничего не понял, наступит через 4-6 месяцев.

А санкции будут такими: выругался в СМИ — редакция получает предупреждение и штраф до миллиона рублей. Второго предупреждения не будет — издание просто закроют.

- Нам сейчас не ясно, как быть с маскировкой бранных слов (сменой одной буквы, звездочкой, многоточием, запикиванием)... Можно это публиковать или нет? - спросил сам себя модератор. - Сейчас об этом спорят эксперты.

- А какие слова являются бранными? - поинтересовались журналисты.

- Об этом лучше спросить у Ожегова и Даля, - ответил Ксензов. - Мы намеренно не будем составлять окончательный список таких слов. Как его опубликуешь? И если его составить, то люди просто станут менять одну букву, придумывать новые слова и мы постоянно будем попадать в смешное положение. Все спорные ситуации будут проходить через экспертизу. Никто не отменял и суды.

- Мы не будем сами непрерывно рыскать по эфиру, - уточнила замначальника управления надзора в сфере СМИ Наталья Старостенко. - Для этого существует очень много доброжелателей, которые постоянно бдят и пишут нам жалобы. Много жалоб. Их мы и будем проверять.

Вопрос о том, можно ли браниться на иностранных языках, озадачил замглавы Роскомнадзора: «Если следовать букве закона, то получается, что можно. Тут, конечно, нужно подумать. Если русский мат просто вытеснится английским — это тоже неправильно»...

Задал свой вопрос и «МК»: «Мы планируем освещать массовую акцию 6 мая, и, в том числе, передавать телевизионные сюжеты. Мы не знаем, какие крики понесутся из толпы, как мы можем за них отвечать»?

- Я буду отстаивать интересы редакций ровно столько, сколько продолжу занимать свою должность, - ответил Максим Ксензов. - Мы не хотим доводить ситуацию до абсурда. Естественно, СМИ не в ответе за то, что кричат протестующие или футбольные болельщики в прямом эфире. Хотя было бы очень хорошо, если бы «МК» попросил своих читателей не сквернословить во время акции. Но если вы потом продолжите транслировать эти крики в записи или на бумаге — то станете нарушителями.

В законе существует и такая норма, как конфискация предмета, распространяющего нецензурную брань. Что это за предмет? - поинтересовались журналисты. - Микофон, камера, компьютер или рабочий стол?

- Ну не знаю пока, - взмолился Ксензов. - Мы можем обратиться к законодателям за разъяснениями. Боюсь, это может быть все, что угодно — от лицензии до имущества. В случае с печатными СМИ — это конфискация тиража.

 

Поделиться:

Время публикации: 25.04.2013 11:52
Последнее изменение: 25.04.2013 11:52