Территориальные управления

Почему не стоит ругать «антипиратский закон»

7 августа 2013 года

 

Forbes, 06.08.13:

Материал публикуется в рамках полемики между правообладателями и интернет-сообществом относительно вступившего в силу с 1 августа так называемого «Антипиратского закона».

Новый закон, устанавливающий ответственность за нарушение авторских прав в интернете, вызвал серьезные дискуссии в обществе. Кто-то приветствует его и считает первым шагом на пути не формальной, а реальной борьбы с пиратством, а кто-то склонен видеть в нем посягательство на интернет как свободную информационную среду, и чуть ли не угрозу гражданским свободы.

В чем причины столь пристального общественного внимания к антипиратскому закону? Попробуем ответить на этот вопрос.

Во-первых, это введение в закон новых понятий, хоть как-то соответствующих современному развитию средств обмена информацией.

Долгое время в законодательстве отсутствовали не то чтобы специальные, но даже какие-то общие положения и нормы, учитывающие, что в мире уже давно существует интернет, социальные сети, файлообменные порталы. Не было терминов, не было критериев ответственности, не было ответа на вопрос, а можно ли вообще привлечь к ответственности администрацию сайта, например, в связи с информацией, размещенной на сайте пользователем. Правообладатели могли ориентироваться только на судебную практику, которая сначала складывалась, скорее, в пользу интернет-сервисов и интернет-компаний, а не в пользу правообладателей. Лишь в течение последних лет произошли коренные изменения, появились споры, выигранные правообладателями, ответчиками по которым являлись социальные сети и компании – администраторы сайтов.

Сейчас же предпринята попытка дать ответы на старые вопросы системно. Появился термин «информационный посредник», причем определение для этого термина сформулировано законодателем достаточно широко. Под это определение подпадают и администраторы, и хостинг-провайдеры, и сайты, размещающие не непосредственно нелегальный контент, а ссылки на него. Непростая ситуация с поисковыми системами, они не упомянуты прямо в законе в качестве информационных посредников, в то же время с учетом широты формулировок новой нормы нельзя исключать, что будут предприняты попытки квалифицировать деятельность поисковых систем как деятельность информационных посредников.

Для информационных посредников установлены критерии освобождения их от ответственности. Это означает, во-первых, что информационные посредники могут нести ответственность за нарушение интеллектуальных прав, и уже только во-вторых, условия такой ответственности. Долгое время сам вопрос о возможности их ответственности оставался открытым. Ссылка на то, что информация размещена не администратором или хостинг-провайдером, а третьими лицами-пользователями позволяла избежать ответственности.

Теперь же информационному посреднику придется доказать, что он не знал и не должен был знать о том, что использование той или иной информации является неправомерным, а также то, что в ответ на письменные претензии правообладателя информационным посредником были своевременно приняты необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения интеллектуальных прав (для информационных посредников, предоставляющих возможность для размещения материалов информационно-телекоммуникационной сети, например, для социальных сетей).

Практический эффект данных поправок – это увеличение возможностей для правообладателей, в том числе для крупных звукозаписывающих компаний, кинокомпаний защиты своих прав. Возникнет более определенная правовая ситуация, станет понятней, что именно нужно доказать в суде, чтобы привлечь к ответственности не безымянного пользователя, а компанию-администратора социальной сети или популярного сайта.

Для интернет-компаний эти поправки - серьезная причина задуматься о сотрудничестве с правообладателями, о контроле за размещением музыки и фильмов, например, с помощью специального программного обеспечения.

Почва для договоренностей имеется. У многих интернет-компаний в активе многочисленная аудитория, которая может быть интересна правообладателям, и интерес которой к музыке и кино может стать источником для взаимовыгодного легального сотрудничества интернет-площадок и правообладателей.

Что же касается «простых пользователей», то их тоже ждут перемены. Скорее всего, ситуация в России приблизится к ситуации, в европейских странах. Возможностей меньше не станет. Все также можно будет слушать музыку и смотреть фильмы. Станет больше платных сервисов. При этом не стоит бояться того, что станет платным и чрезмерно дорогим абсолютно все. Ни правообладатели, ни Интернет-компании не заинтересованы в уменьшении аудитории. Скорее всего, платными будут отдельные группы дополнительных сервисов, как это реализовано в Европе и США. Основным же источником прибыли для правообладателя может стать, например, прибыль от рекламы, размещаемой на популярных информационных ресурсах.

Вторая причина повышенного внимания к закону - возможность административным путем блокировать сайты.

Роскомнадзору предоставлены полномочия в ответ на обращения правообладателей (пока эта возможность предусмотрена только для защиты прав на аудиовизуальные произведения) после обращения к хостинг-провайдерам направлять операторам связи информацию об информационных ресурсах, на которых незаконно размещены аудиовизуальные произведения, для ограничения доступа к таким ресурсам. При этом правообладатель при обращении в Роскомнадзор должен предоставить вступивший в законную силу судебный акт.

У правообладателей также есть возможность обращаться за предварительными обеспечительными мерами в Мосгорсуд, который может вынести определение о принятии мер по ограничению доступа к информационному ресурсу, на котором незаконно размещены аудиовизуальные произведения.

Вышеописанные нормы являются принципиально новыми. Они позволяют сформировать и отработать процедуры быстрой блокировки сайтов по инициативе специального госоргана – Роскомнадзора. Правообладатели возлагают большие надежды на новый институт, интернет-компании и пользователи опасаются произвола и боятся, чтобы данный механизм не использовался в иных целях помимо защиты авторских прав.

Отмечу, что формулировки новых норм нельзя назвать бесспорными и ясными. Например, из текста закона нельзя четко установить, что же будет блокироваться – отдельная страница сайта, отдельный раздел, весь сайт?

В случае с социальными сетями этот вопрос становится принципиальным.

Не совсем ясно, как будет реализована предусмотренная законом процедура, если хостинг-провайдера установить сложно или невозможно. Можно ли сразу обращаться к операторам связи или вся процедура должна быть приостановлена?

Что же касается самих мер ответственности, предусмотренных законом, то здесь больших изменений не произошло. Все также возможно взыскивать компенсации или суммы убытков и предъявлять требования о прекращении нарушения прав, в частности, об удалении незаконно размещенной информации.

Новые законодательные нормы можно расценить как общемировую тенденцию. В последние годы довольно жесткое законодательное регулирование охраны интеллектуальных прав в интернете применяется, например, во Франции, Германии в других европейских странах. Россия – не исключение. Едва ли стоит рассматривать это явление как полное уничтожение свободы в сети. Скорее, это связано с тем, что интернет превратился в серьезный бизнес, в том числе в сфере распространения музыки и кинопродукции. Изменение закона – это лишь отражение тех коммерческих, экономических процессов, которые возникли и развились за последние 15-20 лет.

 

Поделиться:

Время публикации: 07.08.2013 11:00
Последнее изменение: 07.08.2013 11:00