Территориальные управления

Росбалт: Афродиту обещали не одевать

5 декабря 2013 года

 

Росбалт, 5.12.13:

Показывать ли "Ну, Погоди!" детям? "Одевать" ли произведения искусства? По каким критериям определять возрастную маркировку информационного контента? Роскомнадзор представил журналистам Концепцию информационной безопасности детей, которая призвана стать своего рода методическим пособием для представителей масс-медиа, экспертов и родителей.

Спустя год с момента вступления в силу ФЗ "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" консультативный совет Роскомнадзора разработал Концепцию информационной безопасности детей, призванную стать своего рода методическим пособием по применению законодательства. Сегодня в ситуационном центре Роскомнадзора прошла презентация документа авторским составом.

Глава ведомства Александр Жаров обратил особое внимание на то, что решение о написании Концепции принимал Совет по массовым коммуникациям при Роскомнадзоре, то есть руководители крупнейших медиа-компаний.

"В Концепции четко сказано, что никто не собирается законодательство прямо сейчас менять. Концепция лишь расширяет узкие места, которые были определены в рамках работы с представителями масс-медиа. С другой стороны: те детали, которые отсутствуют, но необходимы в законе, должны быть прописаны", — подчеркнул Александр Жаров.

По словам чиновника, концепцию писали ведущие ученые практически всех научно-исследовательских институтов нашей страны: МГУ, СПбГУ, Института психологии РАН, Психологического института РАО, Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского, НИИ гигиены детей, а также представители Аппарата уполномоченного при президенте РФ по правам детей.

"Работа получилась объемной: 20 глав и шесть не менее серьезных приложений, которые описывают все элементы того, с чем сталкивается ребенок в информационной среде. Отдельно прописано, кто такой эксперт, который анализирует информационную продукцию, какими знаниями он должен обладать", — отметил глава ведомства.

Жаров подчеркнул, что в целом закон, вступивший в силу в ноябре прошлого года, обществом принят: порядка 70-80% граждан приветствуют защиту детей от негативной информации. Что, в общем, не удивительно. "С таким фактором, как кибербуллинг — виртуальная агрессия, травля, — сталкивается каждый десятый ребенок, каждый второй — с сексуальным контентом в сети, каждый третий — с негативной и представляющей угрозу для его развития информацией (призывы к суициду, сцены жестокости, разжигание межнациональной розни)", — отметил глава ведомства.

Однако за год действия закона о защите детей от подобного контента чиновники и эксперты поняли, что он работает не совсем так, как им бы хотелось.

"Правоприменение закона показало, что помимо занижения знака информационной продукции, зачастую возникает противоположная ситуация — завышение маркировки. Так, фильм "Гости из будущего", который очевидно относится к категории "6+" на многих российских каналах промаркирован как "16+", "Приключения Буратино", которые относятся к категории "0+" отнесены к категории "12+". Много споров было про уже ставший интернет мемом "Ну, погоди!", который, очевидно, должен быть промаркирован как "0+", — подчеркнул глава ведомства. Словом, наряду с негативным контентом детей оградили и от той информации, которая им совсем бы не повредила, даже наоборот.

Концепция информационной безопасности детей, которую Роскомнадзор на своем сайте вынес на общественное обсуждение, призвана устранить все эти разночтения и помочь представителям отрасли и экспертам определиться, к какой возрастной группе относится тот или иной продукт.

Авторы документа затронули еще один очень острый момент, который волновал общественность — произведения искусства. Здесь, по словам Жарова, главное, чтобы контент не был вынесен из контекста. "Очевидно, что фраза, выдранная из контекста, может нести совсем иной смысл", — подчеркнул он. То же, по словам главы ведомства, касается и картин, и скульптур. В качестве примера участники пресс-конференции привели провокационный слайд, на котором интим-услуги по телефону рекламировались на фоне одного из известных полотен с обнаженной натурой. Если произведение искусства задействовано именно в таком контексте, это, по словам Жарова, не допустимо.

В свою очередь уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов заявил, что одевать Афродиту и Геракла в шубы и плавки чиновники тоже не собираются.

"Это как раз те вопросы, которые нам предстоит обсудить в течение месяца, чтобы не допустить перегибов, введения цензуры, но с другой стороны — понять, наконец, что мы в большом долгу перед нашими детьми", — заключил детский омбудсмен.

Он уверен, что закон только тогда станет справедливым и разумным, когда будет достигнут баланс между нравственностью и свободой информации. "Именно поэтому мы и выносим концепцию на общественное обсуждения. Если будут приведены аргументы, с которыми сложно спорить, и действительно, будет доказано, что вот это — цензура, которая не разрешается Конституцией РФ, мы их учтем", — заверил один из авторов документа. По его словам, Концепция — это та система координат, которой не хватало закону.

"Если использовать просто текст закона, без дополнительных подзаконных актов, то возможны и перегибы, которые встречались при проведении экспертизы и маркировке продукции. Мы ставили задачу минимизировать субъективный подход к экспертизе и маркировке, выделить максимально объективные индикаторы, по которым производитель, родитель, учитель и другой участник процесса мог фактически стать экспертом и мог понимать, насколько маркировка правильно сделана", — отметил в свою очередь декан факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова Юрий Зинченко.

По его мнению, в том виде, в котором закон был принят, он несет лишь ограничительно-наказательную функцию, а концепция эту направленность корректирует. "Закон должен нести в себе не только запретительную, но в большей степени поощрительную составляющую. А если это не следует выпускать, что тогда? Что развивает ребенка? Все это можно почерпнуть из документа", — заметил эксперт.

По его словам, если производитель делает "правильный" контент, он должен за это поощряться. Это могло бы сыграть свою роль в наполнении полезным контентом детских телеканалов, ведь перегибы по маркировке привели к тому, что большая часть детских СМИ оказалась в сложном положении, когда проще было поставить "18+" и не спорить. Многие хорошие программы стали детям недоступны.

При этом Зинченко подчеркнул, что основной акцент в концепции был сделан именно на то, чтобы четко прописать ответственность родителей за воспитание своего ребенка. В этом смысле, по его мнению, концепция является даже защитительной в отношении СМИ и сбалансированно распределяет ответственность между всеми участниками процесса воспитания.

"Мне кажется здраво, что сегодня в рамках формирования активного гражданского общества мы выдвигаем на первый план родителя, который, в общем, должен испытывать обеспокоенность большую, нежели эксперты, за судьбу своих детей, за их ценностное воспитание", — согласилась с ним декан факультета журналистики МГУ им. Ломоносова Елена Вартанова.

"Понятно, что родители не всегда успевают уделить детям столько внимания, сколько нужно. В этом смысле, иногда государству приходится выполнять функции такого "общего родителя", который мог бы что-то порекомендовать. И Концепция нацелена как раз на то, чтобы воспитать грамотный современный подход российской семьи к тому медиа-содержанию, которое ребенок потребляет", — добавила она.

По словам эксперта, саморегулирование отрасли нужно развивать таким образом, чтобы общедоступные для родителей с детьми СМИ содержали абсолютно прозрачную информацию о контенте, его направленности. "При этом мы не настаиваем ни на каких ограничениях для творческих людей и производителей контента. Мы просто должны понимать, кому транслируем контент, содержащий полный набор социальных, культурных, культурологических проблем, и что мы транслируем детям", — подчеркнула она.

При этом она с одобрением отозвалась о пошаговых методических рекомендациях для экспертов, которые должны оценивать контент, пояснив, что речь там идет не о наличии негативного персонажа, а именно о том, как этот персонаж может повлиять на ребенка.

"Закон в этом смысле не инструментален, не прагматичен. Он устанавливает рамочный подход, но вот как трактовать содержание исходя из лингвистических, ситуативных, информационных контекстов — предлагает именно концепция. Это позитивный пример того, как законодатель, разработав закон, осмыслил его недостатки", — заметила Вартанова.

Заместителя председателя Госдумы ФС РФ Сергей Железняк в свою очередь предложил провести обсуждение документа не только на сайте Роскомнадзора, но и на информационных ресурсах российского парламента.

"Минимальный срок общественного обсуждения — месяц. В течение этого времени пользователи могут оставлять свои предложения, замечания, которые авторским коллективом будут учтены. По итогам обсуждения, если дискуссия будет активна, она будет продолжена. Мы хотим получить полноценный документ, принятый обществом", — заключил глава Роскомнадзора.

 

Поделиться:

Время публикации: 05.12.2013 10:06
Последнее изменение: 05.12.2013 10:07