Территориальные управления

Ведомости Пятница: Концепция информационной безопасности вынесена на обсуждение

6 декабря 2013 года

Ведомости Пятница, 6.12.13: Мария Божович, Сергей Петров 

Каким образом власти собираются защищать детей от вредной информации

 «Вообще, если говорить об игрушках, наносящих вред здоровью и психическому развитию, то предлагаю начать с Барби»

Пресс-конференция, посвященная началу обсуждения Концепции информационной безопасности детей, началась со статистики. Глава Роскомнадзора Александр Жаров заявил, что закон о защите детей от информации, причиняющей вред здоровью, поддерживает большинство россиян. «От 70 до 80% граждан нашей страны приветствуют то, что дети должны быть защищены от негативной информации. Цифры тоже это доказывают: с таким фактором, как кибербуллинг (виртуальная агрессия и травля), сталкивается каждый десятый ребенок, который выходит в сеть, каждый второй сталкивается с сексуальным контентом в сети, каждый третий — с негативной, представляющей угрозу для его развития информацией», — сказал он. При этом Жаров признал, что существуют определенные перегибы при правоприменении этого закона. Так, возраст, для которого предназначено то или иное произведение, в маркировке оказывается завышенным. «К примеру, фильм “Гостья из будущего” на одном из российских каналов был маркирован категорией “16+”, “Приключения Буратино” — “12+”, много споров вокруг уже ставшего интернет-мемом волка из “Ну, погоди!”, который курит», — ответил он.

Поэтому Роскомнадзор предложил группе экспертов написать новую концепцию информационной безопасности, которая должна исправить недостатки действующего закона. В ней уточняются важные для закона положения, в частности, даются пошаговые рекомендации для экспертов, предлагается поддерживать «производителей информационного контента для детей», а также приводятся результаты масштабных исследований о медиапотреблении современных детей. Ознакомиться с документом объемом около двух тысяч страниц и высказать свое мнение может любой желающий на сайте Роскомнадзора (rkn.gov.ru).

«В диалоге Роскомнадзора, авторского коллектива и СМИ мы могли бы стимулировать общественный интерес, — сказала одна из авторов концепции декан факультета журналистики МГУ Елена Вартанова. — Я спросила, много ли нам прислали замечаний на горячую линию Роскомнадзора. Нам сказали, замечаний нет». Поэтому она призвала все заинтересованные стороны принять участие в обсуждении. «Мы будем искать те приемлемые для общества формулировки, которые невозможно трактовать ошибочно», — сказала она.

«Пятница» обратилась к экспертам за комментариями пяти предложений, с которыми выступают авторы концепций.

Кто будет судить

Предложение. Распространить действие закона на информационную продукцию, имеющую значительную историческую, художественную или иную культурную ценность. Таким образом, теоретически объектом ограничения или запрета могут стать общепризнанные произведения искусства, например, представленные в музеях, которые ребенок не сможет посмотреть без сопровождения взрослого.

Мнение эксперта. Ольга Морозова, заведующая отделом эстетического воспитания детей и юношества ГМИИ им. Пушкина, кандидат искусствоведения:

«Не понимаю, как можно ограничивать доступ к произведениям искусства, которые апробировались столетиями. Ладно еще что-нибудь вроде целующихся милиционеров, хотя и здесь непонятно, кто будет судить и определять — дескать, это еще история, а вот это уже современность. Немецкого экспрессиониста Отто Дикса детям можно или нет? Да, это черепа, ужас и смерть, но нужно быть глупцом, чтобы воспринимать это как пропаганду войны. Эта жестокость, наоборот, от неприятия насилия. А античность — это же сплошное обнаженное тело! И вообще, что тогда можно будет детям показывать? Наверное, Средние века с их цензурой и инквизицией, которые вписываются в концепцию авторов этого закона. Мы все-таки надеемся, что разум возобладает. Я уже тридцать лет работаю с детьми, вожу их по залам музея, и, скажем, на обнаженного Давида Микеланджело они всегда реагируют именно как на произведение искусства, как на условность. И вообще за все время работы я только один раз четверть века назад видела людей, которые смутились при виде Давида: это были посетительницы из Средней Азии.»

Трудности маркировки

Предложение. Информационную продукцию, содержащую сцены насилия или сцены эротического характера, необходимо маркировать соответствующим образом.

Мнение эксперта. Ирина Балахонова, основатель детского издательства «Самокат»:

«Дело не в маркировке, в ней нет ничего необычного, а в формулировках закона, которыми мы должны руководствоваться. Они настолько расплывчаты и формальны, что никакой защиты детей ни от какой действительно для них вредной информации не обеспечивают. Они настолько «пережаты», что дети будут защищены не от вредной информации, а от информации вообще. То, как написан закон, не позволяет его применять, не ставя издателя в ситуацию, где он руководствуется не художественной ценностью произведения, не светлыми идеалами и стремлением помочь читателю, а тем, что он может быть оштрафован, а тираж — арестован. Они уже поняли, что чем выше возраст маркировки на обложке, тем меньше вероятность того, что тебе дадут по шапке. И в результате, например, родитель, который увидит маркировку «16+», не купит книгу своему 12-летнему ребенку.

Литературное, читательское, библиотечное сообщества воспринимают этот закон как абсолютную фикцию, направленную на устрашение издателей, на инициацию внутренней цензуры. Система применения закона никому не понятна, все попытки независимых специалистов достучаться до Роскомнадзора с запросами об участии в экспертных советах остались без ответа. Выходит, что государство вкладывает деньги в совершенно противоположные направления: с одной стороны, развитие чтения и издательств, с другой — совершенно бессмысленная процедура ограничения доступа к книгам».

Опасные игрушки

Предложение. Защитить детей от игр, игрушек и сувениров, которые также могут нанести им вред. В частности, это «игрушки с признаками наркотического опьянения, куклы с признаками наркотического опьянения, носящие устрашающий характер: монстры, “трупы” кукол в гробиках, способные вызвать у ребенка страх, панику, патологический некрофильный интерес».

Мнение эксперта. Сергей Ениколопов, руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья Российской академии медицинских наук:

«Игрушки, конечно, должны проходить определенную экспертизу, но одно дело профессиональная экспертиза, а другое — действия чиновников, которые только и делают, что смотрят по сторонам и думают, чего бы еще ограничить или запретить. Каждый родитель сам знает, что его ребенка напугает, а что нет. Один ребенок монстров не боится, другой испугается плюшевого мишки или динозавра. Как их теперь маркировать? Иное дело фильмы или видеоигры, там необходима маркировка, потому что родители не всегда знают заранее, есть там насилие или нет. А вообще, если говорить об игрушках, наносящих вред здоровью и психическому развитию, то предлагаю начать с Барби. Таких пропорций тела спортом достичь невозможно, тут нужны кортикостероиды и анаболики. Так что Барби — это “кукла с признаками наркотического опьянения”, надо запретить».

Без подтекста

Предложение. В определенное время запретить трансляцию рекламы, «хотя и не содержащей информации порнографического свойства, но имеющей эротический характер и явный сексуальный подтекст»; размещать подобную рекламу только на сайтах для взрослых.

Мнение эксперта. Ирина Левова, аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК):

«Точно определить, что такое сексуальный подтекст, сложно. Законы должны быть ясными. Используя туманные формулировки, мы открываем широкое поле для злоупотреблений. А в законе о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью, используются такие понятия, как “добро” и “зло”, точного определения для которых быть не может. Итогом, скорее всего, будет перестраховка со стороны интернет-площадок. Уже сейчас СМИ, которые не распространяют негативного контента, ставят знак “18+” просто потому, что никто не хочет, чтобы пришла прокуратура или Роскомнадзор и заблокировали сайт. Что-то подобное уже было в США — в 1930 году там был принят Кодекс Хейса, который регламентировал этическую сторону американского кино. В результате киноиндустрия едва не пришла в упадок, и в 1960-е этот кодекс был отменен.»

Фильтрация контента

Предложение. Ужесточить лицензирование интернет-провайдеров с тем, чтобы они обязательно фильтровали контент в сети, а также рекомендовать объединениям провайдеров добровольно соблюдать запреты на оборот вредной для детей информации.

Мнение эксперта. Сергей Копылов, начальник юридического отдела Координационного центра национального домена сети интернет:

«Первое нововведение вполне обычно для практики лицензирования, например, к операторам при получении лицензии предъявляется требование взаимодействовать с правоохранительными органами в установленном порядке. Если же провайдеров обяжут самостоятельно определять, к какому контенту они будут предоставлять доступ, а к какому — нет, то это противоречит технологиям интернета. Оператор доступа в интернет вообще не может контролировать контент, он лишь обеспечивает возможность пользования интернетом. Одно дело, когда есть «черный список» Роскомнадзора, на основании которого провайдер закрывает доступ к определенному ресурсу, а другое, когда операторам предлагается титанический труд — не просто проанализировать запросы своих пользователей, а еще и физически убедиться в правомерности того, что они увидели при заходе на многочисленные сайты. Если такое требование будет осуществлено, то кризис в нашей стране закончится, так как для этого потребуется наем на работу бесконечного множества сотрудников, которые будут повторять «интернет-серфинг» пользователя.

Поделиться:

Время публикации: 06.12.2013 10:20
Последнее изменение: 06.12.2013 10:20