Территориальные управления

Коммерсант-FM: "Сейчас мы видим нарушение культурных табу в России"

25 декабря 2013 года

 

Коммерсант-FM, 25.12.13:

Роскомнадзор взялся за журналистов-матершинников. Ведомство составило список слов, абсолютно недопустимых в СМИ как печатных, так и электронных. Это четыре общеизвестных слова и производные от них. Лингвист, преподаватель кафедры стилистики русского языка на факультете журналистики МГУ Елена Кара-Мурза ответила на вопросы ведущих Алексея Корнеева и Дарьи Полыгаевой.

При обнаружении запрещенных слов Роскомнадзор вынесет вещателю предупреждение, а при наличие двух и более жалоб в течение 12 месяцев ведомство может подать иск об аннулировании лицензии СМИ. Замена некоторых букв нецензурного термина многоточием не избавляет от ответственности. Однако допустима такая, например, формулировка: "Слово на букву "б".

Д.П.: Как вы считаете, существует проблема употребления матерных слов в СМИ в России?

Е.К-М.: Я считаю, что проблема существует. Я бы сказала шире, что существует проблема матерщины в русской речи, речи как повседневной, так и политической, и массмедиальной. Я бы хотела в нашем сегодняшнем разговоре, что называется, отделить котлеты от мух. Одно дело, что опасение относительно того, что этот закон будет использован репрессивно, будем надеяться, не сбудутся, хотя у нас уже есть ситуация с "Росбалтом", которая наводит на некоторые размышления.

Но с другой стороны, безусловно, плохо ругаться матом и выражать свои мысли, свою критику окружающей действительности, тещи, жены, правительства, депутатов Госдумы и так далее с помощью тех слов, которые сейчас запрещены.

Есть огромное количество других сильных, умных, убедительных слов, которые вполне могут позволить людям выразить свою оценку достаточно однозначно, при этом не прибегая к тем словам, которые русским языковым сознанием, русским этическим сознанием воспринимаются как недопустимо грубые.

Д.П.: Всем россиянам-то материться Роскомнадзор не запретит. И никто не запретит.

Е.К-М.: Нет, речь идет только об употреблении в публичных сферах и в СМИ в частности. Я сказала в публичных сферах, потому что эта формулировка закона о государственном языке Российской Федерации, которым по факту является литературная форма русского языка. Но дело-то в том, что все-таки, когда мы слышим, например, матерящихся детей, когда мы видим и слышим матерящихся девушек, ведь это страшно, это отвратительно.

Русская матерщина представляет собой архаический пласт русской лексики, это остатки языческих заклинаний, это проклинательные практики и заклинания плодородия. То есть это очень архаично. В этом кроется такая мощная энергетика. Не будем мистиками, но, во всяком случае, эмоции в них кроются. Но образ женщины, позвольте вам сказать, при этом абсолютно страдательный, глубоко несчастный и замученный. Почему мы, русские женщины, должны терпеть матерщину фактически в свой адрес. Я бы сказала, что феминистки должны поддержать этот закон.

А.К.: Елена Станиславовна, в исследовании, кстати, специально указывается, что в последнее время мат стал более женским, но не имеется в виду сами термины, а то, что женщины все чаще употребляют матерные слова.

Е.К-М.: Да. Существуют прекрасные исследования, я бы хотела посоветовать прекрасные исследования профессоров Матвиенко и Успенского Бориса Андреевича о русской матерщине. У Успенского есть статья, по-моему, она называется "Метафизика русской брани". Вот почувствуйте глубину исследования, потому что, как я уже говорила, русская матерщина — наследие русских языческих, то есть религиозных, практик.

Русская православная церковь конкурировала в этом поле с русским язычеством, именно поэтому русская церковь преследовала матерщину, потому что божба — это молитва чужим богам, языческим, древним. Но сам себе в принципе дорог. Если я не ошибаюсь, было такое поверье, что если бабы начинают матом ругаться, то дождь идет лягушками.

В принципе, считается, что гендерноопределенная разновидность слов и словоупотребления мата мужская. С матерщиной шли в бой. И это был один из вариантов соперничества, когда соперников дразнили либо чтобы они отступили, либо разогревая себя перед решающей битвой. А для женщин не было свойственно это. Для женщин это было табу. И вот нарушение культурных табу мы сейчас видим в России, это все приводит в том числе к такому конфликту интересов, как конфликт свободы слова, который является безусловной ценностью в демократическом обществе, и конфликт этики, и народной этики такой достаточно архаичной, и современной этики, в том числе феминистической.

А.К.: В общем, инициатива Роскомнадзора полезная и правильная?

Е.К-М.: Инициатива Роскомнадзора основывается на реальной проблеме выхода табуированных русской культурой слов, в том числе табуированных достаточно поздно. Понятно, что это цензурирование началось при царях, при поздних Романовых, это продолжалось при Сталине, когда была в принципе жесткая цензура.

Говорить о том, что Пушкин писал матерные стишки, и Лермонтов писал матерные стишки и так далее, можно, конечно, но это был междусобойчик, условно говоря. Эти стишки не публиковались, это была непечатная лексика. Поэтому мне бы хотелось, чтобы к этой ситуации журналисты отнеслись как к такому некоему культурному вызову. А вот можно научиться выражать свои мысли не матерно, не ругаясь, и призывать к этому людей, которые в прямом эфире с журналистами будут общаться. Но в прямой эфир тоже приглашают не кого-то из подворотни, а ньюсмейкера какого-то, аналитика.

А.К.: Бывают у нас и некоторые депутаты, которые очень любят использовать нецензурные слова.

Е.К-М.: Вот это гигантская проблема, вы знаете, когда была ситуация, что в петербургском ЗАГСе выругался местный чуть ли не спикер, его начали покрывать, пытались, насколько я помню, его защищать, дескать, ну что там, он же настоящий мужик. Так вот нет, и депутаты тоже не имеют права ругаться матом.

 

Поделиться:

Время публикации: 25.12.2013 11:17
Последнее изменение: 31.12.2013 11:18