Территориальные управления

Газета.ру: «У нас все либерально, хотя кажется, что это не так»

3 февраля 2014 года

Газета.ру, 3.02.14:

Александра Кошкина

 

Директор по связям с общественностью Ru-Center Андрей Воробьев о том, как будут работать поправки в закон «Об информации»

Как именно будут работать новые поправки в закон «Об информации», позволяющие блокировать доступ к сайтам без решения суда, насколько интернет-отрасль готова к такому повороту событий, а также о процедуре блокировки сайтов «Газете.Ru» рассказал Андрей Воробьев, директор по связям с общественностью компании Ru-Center, занимающейся регистрацией и сопровождением доменов и хостингом сайтов.

В первый день вступления в силу закона о досудебной блокировке интернет-страниц Роскомнадзор лишил пользователей рунета доступа к первым четырем сайтам, в том числе к LiveJournal. Причем из-за технической невозможности операторов связи заблокирована была не одна страница, а весь ресурс. Впрочем, благодаря быстрой реакции владельцев LiveJournal доступ был закрыт непродолжительное время. Почему чиновники не оглашают весь список заблокированных сайтов, а также почему заблокировали ЖЖ — накануне «Газете.Ru» рассказал глава Роскомнадзора Александр Жаров. Сегодня же «Газета.Ru» публикует интервью с директором по связям с общественностью компании Ru-Center, занимающейся регистрацией и сопровождением доменов и хостингом сайтов, Андреем Воробьевым, который рассказал, насколько интернет-отрасль готова к новым обязанностям, как будет проходить процедура блокировки и понятно ли уже сейчас, как будут работать поправки в закон «Об информации».

— Каким образом новый закон «Об информации» коснется сетевых СМИ?

— Это очень хороший вопрос, потому что пока нет единства в оценках экспертов. Мы сможем сказать, коснется он или не коснется, только когда получим практику применения закона, когда начнут поступать соответствующие уведомления Роскомнадзора. Но до сегодняшнего времени СМИ имели особый порядок блокировки — только по решению суда. Подождем правоприменительную практику.

— Попадают ли под действие закона комментарии читателей?

— Что касается комментариев читателей на форумах, здесь очевидно, что эта норма и сейчас в законе «О СМИ» прописана. Если кто-то обратится в редакцию СМИ из уполномоченных органов и потребует прекратить распространение противоправной информации, редакция обязана требование исполнить в течение суток и, соответственно, дать ответ в Роскомнадзор.

Редакция обязана их убрать, а если не убирает, тогда уполномоченный орган действительно вправе обратиться к хостинг-провайдеру или оператору связи для того, чтобы заблокировать этот ресурс.

Дальше возникает второй вопрос: что такое блокировка ресурса? Конкретно странички, где этот комментарий написан, или же домен? Позиция интернет-отрасли такова. Мы говорим, что, конечно, должна блокироваться только та страница, а еще лучше — кусок текста, где есть противоправный контент. Что касается закона, то его буква говорит о том, что может блокироваться страница, либо полностью домен, либо вообще IP-адрес. У хостинг-провайдера на одном IP-адресе может содержаться очень много ресурсов, до нескольких сотен. И поэтому при блокировке IP-адреса не видны все ресурсы.

— Какой процент операторов связи способен блокировать только контент?

— В Великобритании подобные инициативы появились давно, и там даже жестче блокируют контент, чем у нас в стране.

Надо понимать, что пока у нас все либеральнее, хотя кажется, что это и не так. Но нормы закона и количество блокировок за рубежом... Их гораздо больше, чем в России.

Так вот, в Великобритании сначала тоже блокировали по IP-адресам, потом они все перешли на технологию DPI, которая позволяет блокировать точечно. У нас сейчас операторы «большой тройки» внедрили эту технологию, «Ростелеком», и «Транстелеком» объявил, что он уже заканчивает внедрение. Можно считать, что на 70% рынок операторов связи готов к внедрению этой технологии. Соответственно, когда все будут готовы и законодатель уже пропишет, что блокировать необходимо только страницу, тогда пройдет проблема нечаянного блокирования добросовестного ресурса.

— Как быстро будет осуществляться блокировка?

— Тут надо вспомнить 1 ноября 2012 года, когда (в рунете) были запрещены детская порнография, распространение наркотиков и призывы к суициду. Это был первый вид противоправного контента, который начали блокировать. И вот 1 ноября закон появляется — а процедуры никакой. Механизмы в самом законе не прописаны. Но это, в общем-то, нормально, потому что для этого существуют подзаконные акты, и Роскомнадзор, надо отдать ему должное, провел совещание с интернет-отраслью. Два месяца мы вырабатывали более или менее приемлемую процедуру, которая позволяет действительно оперативно нам обмениваться информацией. То есть они пошли нам навстречу, собрали базу хостинг-провайдеров, все контакты, чтобы действительно работать в режиме 24/7. Хотя, понятно, обязанности так работать у хостинг-провайдеров нет, поэтому даются рабочие сутки. Если, например, в пятницу вечером приходит запрос, то только в понедельник смогут заблокировать ресурс с противоправным контентом. Но это не касается последних поправок к закону «Об информации». Там генпрокурор и его замы вправе подать уведомление, и Роскомнадзор уже отправляет его сразу оператору связи — не хостинг-провайдеру, и они это сразу блокируют. Все операторы связи взаимодействуют с Роскомнадзором в режиме 24/7, и действительно, в течение 10–15 минут ресурс блокируется. Параллельно идет уведомление хостинг-провайдера, у которого размещен ресурс, но только, чтобы уведомить владельца ресурса о том, что его сайт уже заблокирован.

— Сколько времени может занять разблокировка?

— Если владелец добровольно убирает контент, то это те же самые 10–15 минут. Если он оспаривает, то несколько месяцев. В четверг в Роскомнадзоре было совещание, и мы тоже задавали много вопросов. В частности, нас интересовало,

не получится ли так, что какой-нибудь прокурор, набрав вопрос в поисковик, например «свержение государственного строя», скажет, что вот эта как раз та страница, на которой, очевидно, идет речь о свержении государственного строя. Ответ был такой, что только генпрокурор и его замы обладают правом накладывать блокировку, а это вменяемые люди, хорошо образованные, технически грамотные и понимающие, что это поисковая машина, и они не будут пытаться блокировать такие страницы.

Точно так же и Роскомнадзор не допустит на основании какого-то отдельного высказывания в фейсбуке блокировки всей социальной сети. То есть Роскомнадзор уже умеет работать с соцсетями, и он будет стараться направлять только конкретные страницы. Но как это пройдет на практике, мы будем видеть, когда закон заработает.

— Ну, вот он уже и заработал. В первый день действия нового закона прокуроры закрыли сразу четыре сайта, в том числе «Живой журнал»…

— Из этих четырех достаточно показательной была история с LiveJournal. Здесь, конечно, непонятно, что было бы, если бы LiveJournal не проявил оперативность и не заблокировал быстро страницу пользователя, где была противоправная информация. Как бы повела себя прокуратура? Заблокировала бы она весь LiveJournal или только конкретную страницу? Эта иллюстрация к тем самым опасениям, которые высказывает отрасль постоянно, — может возникнуть такая ситуация, что, следуя букве закона, под угрозу может попасть весь «Живой журнал», чего не хотелось бы. Но в этой ситуации было все достаточно оперативно, быстро заблокировали, быстро убрали противоправный контент, быстро разблокировали.

Но обычно говорить о том, насколько эффективен закон, можно только после того, как он как минимум полгода применялся на практике.

И, говоря даже о первом черном списке сайтов Роскомнадзора, тоже первые полгода были достаточно сложными, и в конечном счете мы научились работать, и сейчас таких прямо вопиющих нарушений при реализации блокировок, связанных с детской порнографией, наркотиками и суицидами, нет. И здесь посмотрим, может, удастся на практике сделать так, чтобы подзаконные акты и механизмы реализации были достаточно эффективными. Хотя опять же одно дело — как складывается практика, другое дело — что сама буква закона, которая, к сожалению, дает возможность блокировать огромные ресурсы, что, конечно, плохо. Мы заинтересованы в том, чтобы только конкретные страницы блокировались.

— Предположим, я пользователь соцсети, и мою страницу заблокировали. Администрации Facebook, скажем, не очень-то важно, что страницу отдельного человека заблокировали. Как поступить в этой ситуации?

— Хороший вопрос. В данном случае трудно ожидать, что будут судиться представители юридических департаментов площадки. Можно попытаться самому пойти по этому пути и привлечь площадку как третье лицо. Можно попытаться привлечь площадку как соответчика, потому что есть пользовательское соглашение и набор услуг они обязаны предоставить.

Если пользователь докажет, что его контент нормальный и администрация соцсети не попыталась его защитить, он может попробовать предъявить иск и ей.

Но только внимательно нужно читать условия пользовательского соглашения. Обычно там прописано, что в случае если есть основания полагать, что контент противоправен, то они вправе тут же его блокировать.

— И, главное, их никто не читает...

— Естественно.

— А как складывалась судебная практика раньше, при запрете пропаганды суицидов?

— По суицидам было много обжалований, в том числе и YouTube, Google обжаловали блокировку Роскомнадзором нескольких роликов, сами обжаловали. Безуспешно. Оба решения суда были на стороне инициатора блокировки.

А по призывам к употреблению наркотиков, естественно, никто никогда не обращался. Естественно, попробовали бы обратиться, сразу была бы уже другая статья.

— Каких тенденций ожидаете в будущем с наступлением этого закона?

— Скорее всего, будет несколько резонансных громких дел, потому что так часто и бывает. Так было и с другим законом.

В течение года были заблокированы более 4 тыс. ресурсов, широкую огласку получили менее 5% случаев. Действительно, отчасти были глупые блокировки, и Роскомнадзор признавал свои ошибки.

Тогда «ВКонтакте» на несколько часов блокировался, такой случай был. Но, скорее всего, таких блокировок больше не случится. А вот спорные, думаю, будут, и до суда, думаю, дойдет.

— Вы упомянули, что на Западе законы гораздо жестче. Как они действуют там?

Новая статья закона «Об информации» позволяет прокуратуре блокировать сетевые СМИ без предупреждения

Беспорядочное отключение

С 1 февраля власти получат возможность блокировать доступ к соцсетям и СМИ, не предупреждая их об этом и не обращаясь в суд. Упрощенная процедура... →

— Ой, везде по-разному. Если посмотреть Иран, например, там вообще есть отдельный комитет по этике в интернете. И его решение безапелляционное, обжалованию не подлежит. Виноват — и все. Ресурс блокируется, виновный наказывается.

— А если брать Европу и США?

— Тут все равно более жесткое законодательство, в том числе по экстремизму. Аналогичные нормы мы найдем практически во всех законодательствах. Надо понимать, что западные страны и США были родоначальниками распространения интернета и активного повседневного его использования. Там законодательное регулирование отношений, связанных с интернетом, было раньше, чем у нас. У нас, по сути, только два года наблюдается этот процесс, такого активного регулирования всего, что связано с интернетом. Попытки регулировать этот процесс понятны, а вот насколько получится красивым, перетекающим из зарубежного передового опыта, это неизвестно.

— Чем их законодательство жестче?

— Смотрите, давайте про авторское право, например.

Во Франции наказывали даже за скачивание контрафактного продукт-контента. Штрафом наказывали, вплоть до лишения доступа к интернету сроком до шести месяцев.

— Читатели уже жалуются, что сейчас будем выходить из ru-зоны…

— Это все бесполезно, про это говорили с самого начала. Да, можно уйти из ru-зоны, пойти в международный домен .com. Ну, перебежали, допустим. У нас такие случаи были, в Венгрии располагались противоправные ресурсы. Ну да, хостинг-провайдер никак не реагировал на предписания Роскомнадзора. Не реагировал три дня. Но потом все равно ресурс блокируется на уровне оператора связи. Конечно, сейчас есть определенные технологии, которые позволяют обойти эти запреты, но они доступны ограниченному количеству, по крайней мере сейчас. Я думаю, что с ростом таких запретов будет расти и изобретательность населения, продвинутых пользователей. Как обойти эти запреты — это борьба технологий, это вечное явление, как борьба с мошенниками.

 

 

Поделиться:

Время публикации: 03.02.2014 13:25
Последнее изменение: 04.02.2014 13:27