Территориальные управления

Лениздат: Роскомнадзор и Facebook: сражение за личные данные 1.

28 мая 2015 года

 

Лениздат, 28.05.15: Катерина Яковлева

 

Facebook по-прежнему отказывается выдавать Роскомнадзору по закону о блогерах данные пользователей, что подтвердил 27 мая письмом руководителю «РосКомСвободы» Артему Козлюку. Для того чтобы этот закон стал «рабочим», свои поправки готовит рабочая группа при Совете Федерации.

Сейчас отказ Facebook выдавать данные — главный камень преткновения между ведомством и американской социальной сетью. Как заметил пресс-секретарь ведомства Вадим Ампелонский в разговоре с Лениздат.Ру, еще некоторые проблемы есть только с отказами скрывать экстремистский контент, но они касаются, по его словам, в основном сети Twitter.

Но предоставлять данные пользователей Facebook все так же отказывается, а Роскомнадзор по-прежнему грозит соцсети санкциями и наказаниями «рублем». Правда, в чем именно могут заключаться эти санкции в применении к зарубежному сайту, до сих пор неизвестно.

Как объясняет Лениздат.Ру пресс-секретарь ведомства Вадим Ампелонский, свое упорство в компании объясняют технической невозможностью выполнить требования. Якобы алгоритмы не позволяют собирать по пользователям информацию о количестве читателей (а именно это — первое требование Роскомнадзора). «Но это странно, потому что страницы организаций, публичных сообществ и персональные страницы людей, как нам кажется, созданы по одному алгоритму, — возмущается Ампелонский. — При этом по первому типу страниц статистика может предоставляться, а по персональным аккаунтам — нет».

Пользователям Facebook объясняет свой отказ другими причинами: «Мы сообщили Роскомнадзору, что мы не имеем права раскрывать запрашиваемые данные», — говорится в ответе, который получил от ресурса Артем Козлюк. Впрочем, по логике «закона о блогерах» (статья 10.2 «Особенности распространения блогером общедоступной информации» ФЗ № 149 «Об информации, информационных технологиях и о защите информации») запросить личные данные пользователя—следующий шаг после «выявления» блогера, которого читают более 3 тысяч человек ежедневно.

Ищут чего нет

Как объясняет блогер Николай Камнев, инициатор создания рабочей группы при Совете Федерации по усовершенствованию закона, Роскомнадзор действительно требует того, что Facebook не может предоставить при всем желании. Если трафик посещений постов сети Twitter в природе существует (хотя доступ к нему получить можно только с согласия владельца), то для личных страниц на Facebook его просто нет, индексируются только публичные страницы организаций. «Единственный способ очень приблизительно узнать посещаемость — эмпирический, — рассказывает блогер. — Например, можно разместить ссылку и посмотреть, сколько с нее будет переходов. Или разместить видео — количество просмотров Facebook считает». Кроме того, с ноября 2014 года в Facebook можно входить через защищенную анонимную сеть Tor, что еще больше скрывает действия пользователей от чужих глаз.

В тупик взаимоотношения ведомства и соцсети поставил выбранный алгоритм отделения «трехтысячников» от остальных блогеров. «В подсчете очень много разных оговорок и нет понятного четкого механизма, — рассказывает Николай Камнев. — Роскомнадзор говорит о том, что механизм есть, вот только никто из тех, кто пытался вникнуть и проверить понятность этого механизма, с этим не согласен. Я в этом пытался разобраться, многие другие люди. Мы все сходимся в том, что он непонятен, непрозрачен».

Впрочем, это далеко не единственная проблема статьи 10.2 ФЗ № 149, которая регулирует «распространение блогером общедоступной информации».

«Мертвая полка» реестра

Несмотря на всю специфичность социальных сетей и их особый механизм работы, в законодательстве они пока вообще не фигурируют (есть только определения «сайт» и «страница»). «Вообще-то юридически без определения "соцсеть" невозможна даже регистрация в реестре человека, который ведет блог во "ВКонтакте", — замечает Камнев. — А они уже заносятся». А это может создавать юридические проблемы, например, государственным организациям, общественным объединениям или фондам: пока правовой основы для того, чтобы работать с соцсетями (к примеру, вкладывать средства в продвижение там рекламы) не существует.

Кроме того, по статье закона «блогером» называется владелец сайта или страницы сайта в интернете, на которых размещается общедоступная информация. Вот только «владельцами» пользователи бывают очень редко: аккаунт «ВКонтакте» не делает человека совладельцем сети.

Еще для того, чтобы нынешний закон признал кого-то блогером, необходимы те самые 3 тысячи читателей ежедневно. По букве закона все это обязывает пользователя, во-первых, сообщить свои контактные данные, во-вторых — соблюдать часть законов, которые ранее предназначались только для СМИ — например, отвечать за достоверность информации.

Но фактически реестр блогеров-трехтысячников Роскомнадзора имеет пока только одну задачу — деанонимизировать пользователей: об этом прямо указывают представители ведомства. «Мы только собираем сведения о тех людях или организациях, которые ведут тот или иной блог, — объясняет Вадим Ампелонский. — Дальше уже органы могут затребовать у нас необходимые данные, если они задокументируют какое-то нарушение».

«Как мне кажется, Роскомнадзор исполняет закон, но не толкует его, — считает Николай Камнев. — Реестр должен вестись — вот он и ведется. Требования писать в блоге имя и фамилию — они смешны, потому что популярный блогер и так не может скрыть такие данные в силу особенностей блогов. Поэтому пока роль реестра не ясна».

К личной ответственности блогера по 10-й статье закона «Об информации» тоже не привлечь: за популярных пользователей ответственность несет только та платформа, которая распространяет его информацию — например, тот же Facebook. Да и подобные платформы за минувший год привлекли к ответственности всего трижды, подтвердил Лениздат.Ру пресс-секретарь ведомства.

«Прошедший год показал, что практики правоприменения закона нет, он не то что несовершенный — он неработоспособный, и это понимают все, — резюмирует Николай Камнев. — Но при этом он нужен, потому что стал первым в регулировании новой информационной сферы».

Перепрофилировать закон

Чтобы попытаться постепенно сделать закон работоспособным, в 2014 году в Совете Федерации была создана рабочая группа под председательством сенатора Константина Добрынина. В нее также входят Михаил Федотов, председатель Совета по правам человека, инициатор создания группы блогер Николай Камнев, а также преподаватель факультета социологии СПбГУ Роман Романов, сотрудники московской Высшей школы экономики и еще несколько человек.

«Необходимо переформатировать закон о блогерах в закон о социальных сетях, — заявлял СМИ Михаил Федотов. — Сегодня то, что в этом законе есть, создает гораздо больше проблем, чем решает». Акценты должны сместиться с дополнительных обязанностей блогеров на создание предпосылок правового регулирования сферы.

В поправках, которые готовятся к лету 2015 года, планируется пока только уточнить определения закона, в том числе упорядочить понятия «блогер», «топ-блогер» и «социальные сети». Группа исходит из того, что закон о блогерах должен не карать, а только грамотно описать феномен и юридически верно включить его в правовое поле.

Пока нет конкретики — закон не работает. Так, в феврале 2015 года петербургская ФАС возбуждала дело в отношении компании, которая рекламировала водку и ликер в социальной сети «ВКонтакте». «И что? — спрашивает Камнев. — Тоже все закончилось ничем. Как только доходит до реальных наказаний, получается так: даже если человек признался, что он был администратором, но при этом не помнит, размещал ли материалы, дело сразу разваливается. Никаких мер принять невозможно без признания, что это сделал именно он».

После того, как определения будут уточнены, на этой базе планируются дальнейшие изменения. «Этот закон может стать первым шагом к тому, чтобы в России в отдаленном будущем появилось бы некое подобие информационного кодекса, — утверждает Николай Камнев. — Эта сфера отношений существует, это отдельный рынок, который не всегда может регулироваться гражданским кодексом или другими законами».

Признает, что в доработке закона есть смысл, и Вадим Ампелонский. Пока даже неясны границы юрисдикции России в информационном пространстве. Пресс-секретарь РКН предложил только один метод определения страны, в которой находится пользователь, — вычислить, с какой территории была произведена его регистрация. И добавил: точного деления на блоги граждан России и граждан других стран в этой сфере нет.

Это проблемы, как замечает Николай Камнев, не только российского, а мирового сообщества. «Отрасль информационного права только начинает формироваться, пока никто не понимает, как она будет работать, — рассказывает Лениздат.Ру блогер. — США, например, считают весь мировой интернет своей юрисдикцией, и это зафиксировано в законодательстве. Что же это означает, что мы должны подчиняться американским законам?»

Не работает — не трогай

Впрочем, считает Артем Козлюк, лучшее, что есть в этом законе, — то, что он не работает: «Сам закон о блогерах ущербен, непонятно к чему был принят, по факту не работает, и делать его работающим — глупо». Кроме того, смысл самого существования реестра непонятен, потому что никаких прав попадание в него не дает, замечает Козлюк. Правда, о том же говорит и Николай Камнев — в будущем включение в реестр должно давать блогерам преференции, иначе оно неразумно.

Но гораздо скорее в правке нуждаются законы о блокировке сайтов, считает руководитель РосКомСвободы. «А если речь идет о законе о блогерах, то внимание нужно сконцентрировать на тех статьях, которые касаются организаторов распространения информации, — рассказывает Лениздат.Ру Артем Козлюк. — Слишком уж расширенные там возможности по сбору информации о действиях и взаимодействиях пользователей и ее предоставлению, если тот или иной ресурс признан распространителем информации».

 

Поделиться:

Время публикации: 28.05.2015 14:09
Последнее изменение: 01.06.2015 14:12