Территориальные управления

TJ: «Воровать плохо»: главные высказывания руководителя Роскомнадзора с лекции на журфаке МГУ

9 февраля 2016 года

TJ, 09.02.16: Никита Лихачев

 

9 февраля глава Роскомнадзора Александр Жаров выступил с лекцией на факультете журналистики МГУ. Как руководитель регулирующего деятельность СМИ государственного органа, Жаров обратился к студентам с напутственной речью, а также рассказал о текущей ситуации по основным направлениям работы ведомства.

Студенты могли задавать Жарову вопросы письменно, но для этого их просили указывать имена и фамилии — организаторы пояснили, что журналисты не должны скрываться.

Пресс-служба Роскомнадзора вела трансляцию лекции через Periscope. TJ выбрал наиболее интересные высказывания чиновника.

Про журналистику

По мнению студента МГУ Кирилла Рубцова, в России нет четвёртой власти (журналистики), так как две другие — судебная и исполнительная — не работают так, как должны. Жаров возразил студенту.

Я не согласен с тем, что у нас нет второй и третей [властей]. По крайней мере, мы как исполнительная власть стараемся прислушиваться к бизнесу и быть не запретителями, а помощниками. […]

В век интернета, когда скорость распространения информации запредельна, она [информация] является линзой и пучком света, которая выхватывает слабые, тёмные места общества и становится поводом к их лечению. Журналистика — эффективный механизм общественного контроля, и таким образом органы государственной власти контролируют медиа, а медиа — органы государственной власти.

О цензуре

Роскомнадзор часто обвиняют в том, что он является органом цензуры. Но цензура предполагает то, что статья или сюжет отсматриваются до выхода в эфир или печать. А мы реагируем постфактум, поэтому никакой цензуры нет. […]

Очень часто в СМИ и в соцсетях можно наблюдать дискуссии о необходимости полной свободы слова: что информация должна сообщаться в том виде, в каком её счёл нужным подать автор. Но при этом теряется ответственность. Абсолютная свобода предполагает абсолютную ответственность.

О публикации карикатур Charlie Hebdo

Религия ислама не позволяет публиковать изображения пророка Мухаммеда, тем более карикатуры, и мне кажется, что провокации по этому поводу неуместны в СМИ.

Про упоминание ИГИЛ в СМИ

Мне кажется, что в [названии «Исламское государство»] скрыто две неверных предпосылки. Ислам — миролюбивая религия. ИГИЛ — это не государство.

Мне ближе формулировка ДАИШ: она не несёт в себе отсылок к государству и исламу. Мы требовали, чтобы указание ИГИЛ сопровождалось пояснением, что деятельность организации запрещена в РФ. Важен контекст. В рядах организации работают грамотные пиарщики и журналисты.

Про запрет мата в СМИ

Два года существует закон о запрете мата в СМИ. Нас критиковали: профессионалы сами разберутся, что писать и как. Не разобрались.

Журналисты являются носителями языка. Сам автор должен быть сам себе критиком и цензором. Наш язык богат: можно найти пять синонимов к слову и выразить свою мысль так, как надо.

Будут ли бороться с Tor и другими способами обхода блокировок

Моя личная позиция — блокировка этих способов обхода бессмысленна. Чтобы заблокировать Tor, нужно заблокировать несколько тысяч IP-адресов. Через некоторое время эта сеть возродится. Блокировка анонимайзеров и прокси-серверов ведёт к тому, что появляются новые. Как в английской игре — seek and hide.

Не более 5-7% граждан пользуется [методами обхода блокировок]. Наша задача — блокировать действительно негативную информацию, детское порно, наркотики, экстремизм, а ваша задача — рассказывать почему это плохо.

Ведётся ли информационная война

Информационная война ведётся всегда — с тех пор, как появился печатный станок. Разные группы населения придерживаются разных взглядов. Сейчас СМИ появляется больше, поэтому острота информационной войны возрастает.

Объективна ли работа западных СМИ

Я считаю работу Би-би-си, Reuters и других западных СМИ профессиональной. Я считаю, что они зависимы от того общества, где они живут, и вольно или невольно следуют его идеологии. То же самое касается наших СМИ.

Работа этих СМИ ангажирована. Разочаровал ли меня кто-то из них? Знаете, нет. Просто уровень разногласий довольно высок. Я считаю наиболее объективной позицию Russia Today, так как они придерживаются той же позиции, что и я.

О «вечной блокировке» RuTracker

По словам Жарова, после начала «вечной блокировки» RuTracker посещаемость торрент-трекера снизилась на три четверти. По мнению чиновника, бесплатными нелегальными раздачами администраторы RuTracker «отнимают деньги у наших производителей кино», а «воровать плохо».

Вот мы блокируем известный ресурс. Ресурс сообщает об этом всем, и происходит эффект Стрейзанд. Сейчас «урон» составляет 75-78%, я думаю, что они вскоре мигрируют на другой ресурс.

Я считаю, что это переломный момент, и рекламодатели уйдут. Поскольку RuTracker — совершенно точно своеобразное средство массовой коммуникации, его бизнес через несколько месяцев закончится.

Либо авторы перейдут на белую сторону, на что я ещё надеюсь, либо будут действовать под новым доменным именем — но это уже другая история.

О том, как происходит мониторинг

По словам Жарова, в Роскомнадзоре работает 14 человек, которые используют три программы для самостоятельного мониторинга запрещённого контента. При этом пока автоматизированного поиска видео- и аудиоконтента у ведомства нет: такие системы дорогостоящи, однако вскоре могут появиться у Роскомнадзора.

Сейчас учёные из Сибири предложили нам решение для [мониторинга] видео и аудио. Если оно окажется эффективным, то 2016 год будет прожит не зря.

О законе о блогерах

По мнению Жарова, по закону о блогерах они не получили никаких обязанностей, кроме требования регистрироваться. «Но и с правами проблема», — заявил глава Роскомнадзора и пояснил, что впоследствии закон собираются доработать.

Положительный вклад есть: тема систематизируется. Я думаю, недалёк тот день, когда закон о блогерах [снова] вынесут на общественное обсуждение. Я думаю, что к концу 2016 года поставят вопрос о его модернизации.

Про опубликованную «Анонимным интернационалом» переписку

В апреле 2015 года хакерская группировка «Анонимный интернационал» опубликовала массив почты, якобы принадлежавшей Александру Жарову. Из него следовало, что бывший генеральный директор «Эха Москвы» отчитывался перед главой Роскомнадзора по бизнесу радиостанции и обсуждал с ним различные контракты.

Спустя десять месяцев Жаров подтвердил, что переписка была подлинной.

Почта была личная, переписывался я в ней с разными людьми, ничего зазорного или компрометирующего в содержании переписки не вижу, комментировать личную почту не хочу.

О предупреждении журналу The New Times

По мнению бывшего главного редактора телеканала «Дождь» Михаила Зыгаря, выданное журналу The New Times предупреждение за неправильное упоминание «Правого сектора» в одном из материалов январского номера. Журнал получил предупреждение в день публикации статьи о предполагаемой старшей дочери Владимира Путина, однако Жаров не видит здесь логической цепочки.

Я считаю, что это маркетинг со стороны The New Times.

Предупреждение отправили 21 января, а статья появилась, по моей памяти, через девять дней. Совместили два события, за счёт этого повысили свою посещаемость.

О фильме «Чайка»

Фильм «Чайка» видел. Думаю, что только компетентные органы могут сказать что-то об этом. Сам расследованием не занимался. Всё.

 

Поделиться:

Время публикации: 09.02.2016 11:38
Последнее изменение: 10.02.2016 11:38